Previous Entry Share Next Entry
Изуверство царского военкомата
d_clarence
Феликс Эдмундович Дзержинский. Биография. Издание второе, дополненное. М. Политиздат, 1983. С. 40-41
"15 февраля 1899 г. Ф.Э. Дзержинский был признан Слободской призывной медицинской комиссией негодным к военной службе, как тяжело больной человек, обреченный на скорую смерть."
Далее следует абзац про тяжелые переживания молодого революционера и в конце:
"Однако вскоре же выяснилось, что заключение призывной медицинской комиссии преследовало определенную цель: забраковать и не допустить опасного бунтовщика в армию, к солдатам."
Что это? Просто тупая издевка Слободского призывного пункта? Поставленная на поток практика в РИ по отношению к революционерам? Почему тогда так жестоко? Почему нельзя просто с формулировкой "бунтовщик" браковать? Или это от и до выдумка составителей?

  • 1
> Поставленная на поток практика в РИ по отношению к революционерам?

Именно так. Брать потенциальных конспираторов в армию побаивались... и правильно.

Но открыто об этом заявлять, тем более в относительно спокойное время, тоже в общем не стоило... А медицинский диагноз -- удобная вещь, под него многое подвести можно. Тем более со здоровьем у Феликса Эдмундовича в самом деле было не ахти, так что повод был...

Ну, больным назвать - это ладно, логично, а зачем про скорую смерть добавлять?

Тут, возможно, фантазия биографов.

Однако есть у меня ощущение, что встречались мне где-то и раньше медицинские вердикты этой же эпохи с таким же суровым приговором...

Скорее по боялись брать потенциального туберкулезника в казарму,что верно.

Не взяли по здоровью. Остальное придумка биографов 1983 года.

Тоже показалось натянутым, но хорошо бы типичные формулировки посмотреть

Вообще от неблагонадежных старались избавляться. Но.
Порой российская юстиция выдавала "великолепные" номера. Один из примеров - два приговора одному и тому же человеку, офицеру (начало 1904 г.):

исключить... из службы, с воспрещением им навсегда вступать в ряды армии... и подчинить гласному надзору полиции в месте жительства его отца на два года

Второй приговор - по воспоминаниям одного из руководителей охранки:

Обоих арестованных офицеров судили и разжаловали в рядовые с зачислением на службу где-то в в Туркестанских частях.

По факту выполнен был именно второй - видимо, более тяжелый. Причем привлекался он оба раза в связке с разными офицерами (в первом - "сочувственное отношение к проявлениям противоправительственного движения" и обмен социалистическими произведениями, во втором - соучастие в убийстве министра внутренних дел Сипягина в 1902 г.).

Через год или два он уже был восстановлен в офицерском звании, в годы Первой мировой войны стал полковником.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account