Previous Entry Share Next Entry
Помощь Италии голодающим России.
d_clarence
Сразу просьба - помогите кто может с итальянскими именами (ну кроме Д'Аннунцио и Бомбаччи). Ни в одном нашем документе не видел их оригинального написания. Буду очень благодарен.
С Италией началось все очень весело. Наши вопли там услышали сразу. Местные коммунисты посмотрели что происходит в Англии и Франции и приготовились к бою с Правительством и нелегальной пересылке помощи. Через газету "Ordine Nuovo" обратились к населению жертвовать кто сколько может и нести все в местные коммунистические ячейки. Поэт Д'Аннунцио открыто внес 2.000 лир. Одновременно развернули широкую агитацию среди рабочих. На заводах и фабриках помощь собирали тайком от владельцев - боялись запретов, провокаций, преследований.
Вот только Правительство Италии увидело в этой ситуации прекрасную возможность кинуть "партнеров" по Антанте и урвать свой кусок пирога от торговли с нами. Первый звоночек для их закадычных друзей прозвучал на Парижской международной конференции помощи России в сентябре 1921 года. Носила эта конференция чисто формальный характер: французы с англичанами просто хотели потыкать нас носом в тапки и выставили невыполнимый ультиматум - выплатить все долги Царского и Временного правительства. Итальянцы проголосовали как все, только выразили особое мнение: данный ультиматум не должен приостанавливать дело помощи. Никто не придал этому значения.
Бомба рванула на Брюссельской конференции. Собралась в октябре 1921 она по поводу наших просьб о хоть-каком-то кредите. Ничего нового наши представители там не услышали и уже собрались ехать домой, как итальянская делегация заявила: "Италия считает ненужным вопрос об уплате долгов Советским правительством. Италия готова предоставить кредит, независимо от того, платят или не платят большевики старые долги".
Пуканы рвануло у всех, больше всего у радикальных белоэмигрантов. Так, газета "Общее дело", совсем слетев с катушек, обвинило в передовице от 31 октября итальянскую делегацию в "холопстве перед ленинским правительством". Еще там был прекрасный такой пассаж: "Русские патриоты хотели и хотят, в противовес большевикам, выполнить все обязательства России и они это неоднократно торжественно заявляли!". Дальше зашли Мережковский с Зиной Гиппиус. Они открытое письмо накатали в Правительство Италии с требованием (даже не призывом) немедленно отказаться от мысли "давать Ленину деньги", так как "России лучше умереть с честью". Заодно накатали письма Папе и Французскому правительству с просьбой повлиять на итальянцев. Папа свой экземпляр подарил на память нашему представителю Воровскому, который, будучи в России, показал его своему приятелю - Сергею Есенину, а тот им припомнил во время своей поездки с Айседорой Дункан по Европе, набухавшись и спев Интернационал на банкете. Ну да я отвлекся.
Дальше было так.

Франция и Англия недвусмысленно пригрозили Италии сильными осложнениями, если через нее в руки большевиков попадет хоть какая-то наличка. На что министр Делла-Торрета изящно ответил, что "при нынешних финансовых условиях, утечка денег за границу и для самой Италии нежелательна, но кто ей помешает расходовать собственные деньги в самой Италии на разные предметы, в которых нуждаются голодающие?"
Пока Франция и Англия переваривали ответ, итальянские коммунисты насобирали более миллиона лир. В воскресенье, 13 февраля 1922 года, из Генуи в Новороссийск отплыл пароход "Амилькаре Чиприани" в сопровождении доктора Леоне Гандольфо и депутата Парламента Рондани. 2 марта из Новороссийска в Царицын поехал эшелон в 27 вагонов с едой, одеждой и медикаментами.
14 марта итальянские социалисты, не желая отставать от коммунистов, пересылает в Херсон через Межрабпом на 300.000 лир продуктов.
А что Правительство?
Правительство ждет от нас знаков внимания. По личному распоряжению Ленина мы отправляем в Италию два парохода с донбасским углем высшего качества. "Амилькаре Чиприане" обратным рейсом привез изделия Петроградского фарфорового завода, оренбургские платки, ситцы, кружева, картины. Итальянцы, наплевав на запреты, заплатили золотом.
С нами можно иметь дело. Правительство решает оказывать нам помощь двумя путями.
Первый. Создается Итальянский Комитет Помощи Русским Детям под председательством сенатора Луиджи Лузатти. В Комитет входят более 300 общественных комитетов по всей Италии. Лузатти включает административный рычаг и в Комитет вступает Общее Товарищество Итальянский Магистратов. Комитет существует на пожертвования частных лиц и магистратов.
На собранные суммы Комитет сделал для нас следующее:
1. Открыли детскую земледельческую общину в Балакове (больше ничего о ней пока не знаю).
2. Открыли 15 столовых для детей, которые по тем или иным причинам не были прикреплены к нашим или иностранным столовым, в Вольске на Волге, Ростове, в станицах Кубани и в Крыму.
3. Приобрели и распределили 7.000 комплектов шерстяной одежды для детей через эти столовые.
4. Кормили и одевали Стрекаловскую школу в Москве (что за школа? особенная какая-то?).
5. Открыли 5 аптек на Кубани.
6. Кормили и одевали детей итальянской Петроградской колонии.
7. Построили корпуса и завезли еду и одежду в Земледельческую колонию для сирот в Балаклаве.
8. В декабре 1922-го через Моссовет выдавали в течении месяца продовольственные пайки (галеты и хлеб) всем комсомольцам Москвы в возрасте 14-ти лет.
Второй. Итальянский Красный Крест. В него закачивают 6.000.000 лир и готовят полноценную экспедицию. Началось с анекдота.
Наши попросили прислать список членов экспедиции для выдачи виз. Итальянцы прислали и Эйдук хлопнулся в обморок. В списке было 39 имен, из них 18 поваров "для обслуживания экспедиции". Когда пришел в себя, наплескал желчью письмо в Наркоминдел с просьбой дипломатично передать Правительству Италии, что они там о..уели. Воровский как умел передал, Рим подумал и согласился сократить количество участников. 4 апреля экспедиция тронулась в путь. Директор - майор Джиованни Сельви, заместитель Арнольдо Бонфили, помощник Антонио Накиш, врачи Гульермо Кадди, Джулио Армени, переводчик Эдмондо Плиер, начвзвода Артур Витри, унтеры: Альберто Таскери, Синченко Вимна, три медсестры (пока не знаю имен), шесть санитаров. Экспедицию сопровождал корреспондент "Corriere della Sera" Наваре.
В мае экспедиция прибыла в Царицын. Первая задача - кормить рабочих местных заводов. Рабочие полностью на нашем обеспечении, то есть никаком. Голодающими их не признают, так как они получают паек. Только паек этот - дрянной хлеб, да пустой суп. На таких харчах здорово не поработаешь.
Итальянский Красный Крест начинает готовить для рабочих полноценные обеды. Всего питается 4.600 рабочих. Меню - закачаешься! Один день: суп из крупы со специями, галеты, свежий хлеб и 50 грамм коньяка на месте, банка мясных консервов с собой; второй день: макароны с подливкой, хлеб, стакан вина и мясные консервы с собой. С алкоголем - просто песня: http://d-clarence.livejournal.com/64352.html.
Кроме того, тогда же, в мае, итальянцы открывают в Царицыне 8 столовых для детей, которые не попали в списки АРА. Там питается 2.410 ребятишек. Кормят их так же, только вместо вина и коньяка они получают сгущенное молоко. По выходным и праздникам их кормят полноценным супом с лапшой или рисом.
Итальянский Красный Крест берет на себя по профилю Царицынскую амбулаторию - 3.411 больных.
В июне итальянцы начинают кормить и лечить Дубовский район Царицынской губернии. Там открывается 73 столовых.
На пике, 15 июля 1922 года, Итальянский Красный Крест кормит в самом Царицыне 30.383 человека (взяли на содержание семьи рабочих, речных работников, милиционеров и безработных), в Дубовском районе 40.542 человека. Всего 70.925.
В это же время Итальянский Красный Крест содержит Ростовский эвакопункт (411 человек), столовую для беженцев в Нахичевани, 6 питпунктов, госпиталь Донздрава, 1 детский приют и 2 лазарета в Новороссийске.
В июне 1922 года Итальянский Красный Крест эвакуирует из Самары на родину 14 итальянцев. В письме Карклина Эйдуку не уточняется кто они и откуда в Самаре взялись. Однако уважаемый urator выдвинул интересное предположение, в которое очень хочется верить, что это застрявшие в 1914 году итальянские циркачи, бывшие в Самаре на гастролях. В 1916 им подтверждали разрешение на выступления.
Работали у нас итальянцы до весны 1923 года. Всего членов экспедиций - 62, потеряли одного.
Пока по итальянцам так. Картинок тоже пока нет. Надо заниматься.
По материалам бюллетеней НКИД, фондов ЦГАОР, и ГАСО.

  • 1
спасибо за отличныц рассказ! итальянцы-очень итальянцы:) про памятники и т.п., полагаю, можно не спрашивать?..

Памятник - рабочие кадры Сталинграда.

Про Гиппиус и Есенина прекрасный сюжет ))

Там Мережковский все затеял с письмами, а Гиппиус поддержала. Всегда была больной стервой

А что же наш друг Бенито?


Про торговлю и отношения - отдельный прекрасный рассказ ) Бенито Антанту ненавидел больше нас. С конца 22-го, под давлением его фашистов, Италия уже открыто забила на союзников и открыла нехилую торговлю с нами. Больше всего их уголь интересовал - из Рура-то его не получишь. Евреи нам шахты Донбасса починили, а уже за счет итальянских денег мы превратили регион в то, чем он стал. Итальянцы же нам и дорогу в Средиземное море открыли

Впечатляюще!
ПМСМ впору тэг вводить "Нарочно не придумаешь" :о)

какие все же нехорошие англичане - не только союзников французов кинули, но и не позволили итальянцам кинуть себя первыми - ибо уже в начале 1920 года начали торговые операции с РСФСР (под фиговым листочком торговли типо кооперативной) и даже создали летом 1920 АРКОС - All Russian Cooperative Society Limited...

Слушайте, а Вы хоть иногда читаете тексты которые комментируете? Или главное просто высказаться?

Edited at 2016-05-15 07:42 am (UTC)

всегда!

но осознание того, что англы стали торговать с Советами раньше сынов Апеннин видимо сильно горчит )))

Читать Вы не умеете, очень жаль.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account