Previous Entry Share Next Entry
Голода в XVI веке.
d_clarence
thor_2006 могуч - взял и готовую статью по голоду в 16 веке написал. Спасибо ему за это большое! (только заголовок меня до нервных колик доводит, но это уже мои проблемы)
Оригинал взят у thor_2006 в Заметки о голодоморе-3
      Возвращаясь к вопросу о голодовках и голоде в XVI в. – продолжим разговор за 2-ю половину столетия. Отчасти эту тему я уже затрагивал (и не раз), так что сейчас повторим то, что было написано прежде, но дополним новыми сведениями и расширив по времени.



      Итак, начнем. В 1554 г. неурожай случился на Новгородчине («не было ничего на полех»). В 1556 г. был провален «северный завоз» и в Холмограх отмечена была хлебная дороговизна. Ситуация повторилась в 1558-1559 гг., когда великий голод был в Устюге Великом, «пихту ели и траву, и стерво, и многие люди мерли». Если сюда не завезен хлеб, следовательно, неурожай был тогда и южнее, но каковы его масштабы – неизвестно. Впрочем, в Лебедевской летописи сказано, что «того же году 65-го (1556/1557 г. – Thor) бысть глад на земли по всеи Московским городом и по всеи земли, а болши Заволжьею Все во время жатвы дожди были великие, а за Волгою во всех местех мороз весь хлеб побил, и множество народа изомроша по всем градом…». Отметим по ходу дела, что тогда очень сильно досталось ногаям – у них начался мор, а затем эта же проблема по полной коснулась и Крыма. И там, и там голод был сопряжен еще и с сильнейшим мором, из-за чего Девлет-Гирей был обессилен и принужден был спасаться за Перекопом иот Матвея Ржевского и Адашева, а Исмаил-бий ногайский не смог присоединиться к русскому наступлению на Крым.
      1560 г. – на Псковщине «лето было соухо, яровой хлеб не родился, присох бездожием». Очевидно, что схожая ситуация была и по соседству – на Новгородчине. Однако неурожай и дороговизна не имели, судя по всему, катастрофического характера. Впрочем. можно предположить, что южнорусские уезды могли пострадать – во всяком случае, в Крыму (и в Ногаях) проблемы продолжались и в этом, и в следующем году.
      1562 г. – снова проблемы во Пскове (и в Новгороде?). «На лете было дождливо и сенокос и в жатву; а рожь жати починали в богородитцкой пост поздно, а рожь худо родилась». И хотя поначалу казалось, что «яровой хлеб был добр», «да не дало обряжати хлеба и ржи и яри дождями, ни сеяти хлеба ржи» (а, значит, проблема сохранилась и в следующем, 1563 г.). Кстати, в новгородских летописях отмечено, что 11 сентября лег снег «велик и добр», а «в людех ещо в те же поры хлеб в поле не пожат и обряжен бысть…». Ergo, проблемы продолжаются и в 1564 г.
      1565 г. – на Новгородчине сильный град побил посевы., а на Псковщине «у христиан по огородам черви капусту поядоша, и нет памятухов таково не бывало, и по репищам репы тоже черви нятину объели…».
      Из летописей неясно, коснулись ли проблемы Посковщины и Новгородчины всей остальной Русской земли, но похоже, что и здесь нечто имело место быть. Во всяком случае, осень 1564 г. в Москве и Подмосковье была сильно дождливой. Одно ясно точно – по крайней мере на Северо-Западе запас прочности крестьянских хозяйств и аграрной экономики вообще подошел к концу – практически был исчерпан. Нужен был малейший толчок, чтобы все посыпалось. И вот в конце лета 1566 г. на Северо-Западе начинается мор. В Поволжье, между прочим, «мышь малая» тогда же тучами накинулась на поля и житницы и пожрала все зерно и, надо полагать, принесла с собой и болезни – ту же туляремию.
      Про мор конца 60-х – нач. 70-х гг. и голод, сопряженный с ним (или наоборот – сегодня уже не разберешь, похоже на автоколебательный контур) я уже писал. Это была подлинная катастрофа («бысть глад, по всей Руской земле глад. И не бысть таков[а] за вног[о] лет»), затронувшая практически всю Русскую землю (кстати, и не только ее – и Ливония, и Литва, и Польша тоже оказались в полосе бедствия, которое затронуло также и Германию, и, если я не ошибаюсь, Францию). Лишь в 1572 г. ситуация стала налаживаться, хотя, похоже, что в 1573 г. были рецидивы на Северо-Западе (холодная зима, поздняя весна и дождливое лето), и в 1575 г. (на юге сильнейшая засуха).
      О том, что было в последующие годы, русские летописи молчат, но вот в западнорусских (литовских) летописях отмечено, что в Великом княжестве Литовском в 1587-1590 г. были неурожаи, обусловленные отвратительной погодой (череда засух, дождей, снежные, морозные затяжные зимы). Коснулись ли эти проблемы Русской земли – неясно, но в 1586-1588 г. на Севере и в некоторых уездах (выборка неполная) отмечен резкий скачок цен на хлеб (кроме Москвы – но, похоже, что власти приняли меры, чтобы в столице хлеб все же был). На спад цены пошли в центральной России в 1589 г., а на Севере – начиная с 1590 г. Новый скачок цен на Севере (но везде) отмечен в 1597-1598 гг., но не такого масштаба, как 10-ю годами раньше. Логичным было бы предположить, что проблема с «северным завозом» напрямую связана с нехваткой хлеба в центральной России.
      Ну вот, вроде бы и все. А дальше XVII век и великий голод 1601-1603 гг. Но это уже другая история.

kannibalizm-62202669




?

Log in

No account? Create an account