Альварес дель Вайо (Julio Álvarez del Vayo y Olloqui)



Испанский и аргентинский журналист, организатор испанской гуманитарной помощи голодающим Советской России и Украины в 1922 году.
С Первой мировой войны Альварес являлся корреспондентом сразу трех крупных газет: аргентинской "Националь", мадридской "Эль Соль" и английской "Манчестер Гардиан". В марте 1917 года брал в Швейцарии интервью у абсолютно неизвестного европейской публике русского революционера - Ленина.
В 1921 году вошел сам по себе в комитет Нансена. В январе 1922 года посетил наши голодающие губернии. В феврале мадридская "El Sol" открыла подписку в пользу русских голодающих. С ней тут же стали соревноваться барселонские газеты, которых поддержали футболисты "Барсы". Все собранные средства переводились лично под честное слово и имя Альваресу. Кроме того, Альварес устроил лекционное турне испаноязычных работников комитета Нансена по Южной Америке, где также собирались средства для нас.

Испанская помощь голодающим нам очень мало изучена на данный момент. Мы даже толком не можем сказать сколько всего было собрано и распределено. Точно знаем, что Квислинг открывал на Украине столовые на испанские деньги, но где именно - предстоит еще выяснить.

Фразы, цитаты и заголовки о голоде из газет 1921-23 годов

Решил сделать такую пополняемую подборку из советских, эмигрантских и зарубежных газет всего, что показалось прекрасным.
"Социализм должен победить вошь, а не вошь социализм!"
"Само насилие есть экономическая потенция"
"Культурная физиономия города весьма невзрачна" (самарская "Коммуна" о Семипалатинске)
"Бухгалтерия и Христос!" - лозунг на курсах во Владивостоке под патронатом YMCA.
"Только организация Гувера, волшебная для России АРА да организация Нансена несут в настоящую минуту в русский ад действительную помощь"
"Эмигранты хотели, чтобы инорги пробили брешь, через которую в Россию потечет все эмигрантское болото"
Collapse )

О галлюцинациях голодающих



Широко известно о галлюцинациях и видениях голодающих или обезвоженных людей - описаний мы имеем массу. Самые интересные галлюцинации, что я встречал, испытали наши русские раненые на поле битвы при Альме во время Крымской войны.
После того несчастливого для нас сражения, наши военные власти смогли эвакуировать с поля боя только 2 000 раненых, остальные остались лежать на месте более 4-х суток. На 4-5-й день после битвы тех, кто еще жил, собрали англичане и французы, которым надоело слушать их стоны. Пока еще соблюдая устаревшие рыцарские правила войны, англичане напоили похлебкой 300 русских раненых, укрыли их раны какой-то рваниной и отправили в Севастополь, французы же отправили 423 раненых русских пароходом в Одессу.
До Севастополя живыми доехали 260 человек. Все, как один, пролежав 4 суток без еды и воды под открытым небом, рассказывали, что их лично с рук кормила английская королева, которую сопровождала блестящая свита.

По эвакуированным в Одессу никаких данных нет.
Сведения собрал Гюббенет.

Немецкие туристы



В один из выходных дней сентября 1921 года Берлинское и Штеглицкое отделение Всегерманского рабочего туристического общества "Друзья природы" ("NaturFreunde") устроило туристический слёт и пикник для всех отрядов. Каждый турист принёс еды на двоих - вторую порцию отдавали русским голодающим (крупы и консервы, в основном, которые потом отправили с пароходом Межрабпома в Петроград).

Нашел у Гизелы Йен.

Тема голых мужиков



На рубеже XIX-XX веков полиция Петербурга регулярно забирала с улиц абсолютно голых мужчин. Массово. Так, за один только 1893 год, в Петербургскую пересыльную тюрьму было доставлено ровно 500 таких "аполлонов".

Тема была следующая.
Голый мужик честно признавался в бродяжничестве и нищенстве. Таких полагалось высылать из столицы в родные губернии. За казенный счет им выдавали арестантские куртки, порты, нательные рубахи и исподнее. Если дело было зимой (а оно и было чаще всего зимой), то выдавали еще шапку и какую-никакую обувь. Затем составлялся этап "земляков", который выпиннывался в надлежащую губернию.
Голые мужики никаких бумаг не имели, родиной называли, как правило, близлежащие нищебродские губернии и уезды, типа Псковщины. Там они моментально продавали крестьянам добротную арестантскую одёжу, надевали портянки и одежду с чучел, и ехали зайцами обратно в Питер бухать-тусить. После чего - ну вы поняли.
Полицейские тему знали и, иногда, ради прикола, отправляли голых мужиков куда-нибудь в Туркестан или Северный Кавказ. Что вставало казне в круглую сумму, но чего не сделаешь ради лайков коллег.

Нашел у Бахтиарова в "Уличных типах Петербурга".

"Папа Джузеппе" царицынских ребят



В 1922 году Джузеппе Мотта, министр иностранных дел Швейцарии, стал в своей стране локомотивом помощи голодающим русским детям.
Мотта твердо и последовательно настаивал на признании Швейцарией Советской России и СССР из экономических соображений. В 1920 году добился от Антанты повторного подтверждения полного (не только политического) нейтралитета Швейцарии, что означало возможность торговать с Россией в обход экономической блокады. Три года провел в баталиях с правой оппозицией и консерваторами.
В 1922 году продавил, при трех голосах против, решение Федерального Совета Швейцарии о выделении денежных средств на помощь голодающим России. Так как Швейцарский Красный Крест уже входил в комитет Нансена, имел собственные средства и готовил собственную экспедицию, Джузеппе Мотта решил не вносить путаницу и организовать еще одну отдельную экспедицию с постоянным и устойчивым финансированием. Сам Совет не мог работать напрямую - не было официального признания и дипломатических отношений. Мотта привлек швейцарское отделение МСПД (Международный Союз помощи детям - "Save the children"), в которое Совет перевел разом 200 000 франков. Районом деятельности Мотта выбрал тот же Царицын, куда направлялся и Швейцарский Красный Крест.

На месте, Швейцарскому МСПД выделили следующий район работы: детская больница Царицына, детские приюты в Сарепте, Красноармейске и Черном Яру - всего 5 000 ребятишек.

5 000 - хорошо, но мало. Мотта обращается к отделениям МСПД в городах Базеле, Берне и Цюрихе, и те начинают ежемесячно переводить по 5-10 000 франков. Совет сверху единоразово кладет еще 100 000 и число питаемых швейцарским МСПД в Царицынской губернии достигает 22 000 человек к сентябрю 1922 года.

А потом в Швейцарии истеричный алкоголик застрелит Вацлава Воровского и все политические усилия Джузеппе Мотта пойдут прахом. Но 22 тысячи волжских ребятишек останутся живы-здоровы, за что большое спасибо!

Интересный для себя факт нашел.

В 1983 году во Франции прошел национальный социологический опрос. На полном серьезе: методом гнездовой выборки опросили все округа и парижские коммуны. Вопрос был таким: кто вам наиболее симпатичен из деятелей периода Революции. Французам тогда историю преподавали на уровне: народ разбирался и шарил.
Победил Лафайет - 42% голосов. Наполеон финишировал на втором месте - 39%.
Так как они были безусловными лидерами с небольшим разрывом между собой, то устроили национальную дискуссию. Снова выиграл Лафайет.
Наполеону французы не простили мелочность. Он годами морил в лейтенантах сына Лафайета - Жоржа Вашингтона, героически сражавшегося во всех битвах и даже спасшего жизнь Груши, вычеркивая того из всех представлений, обходя наградами и вниманием. А самого Лафайета регулярно спрашивал: как идет карьера сына?

Тяга к просвещению



В первое самостоятельное десятилетие правления Петра I с 1691 по 1700 гг. в России была издана 71 книга, все на разные темы.
В 1641 - 1650 гг. в России было издано 87 книг, из которых 70 приходятся на период 1645-1650, когда при новом молодом царе образовался первый в нашей стране просветительский кружок.
Из этих 87 книг: издание и два переиздания новой азбуки, 10 изданий Часослова (который в то время в учебном процессе играл роль букваря, учебника русского языка и обществознания), новая "Грамматика" - ставшая прообразом для всех последующих учебников вплоть до XIX века. Помимо военных и церковных изданий, напечатали адаптированный пересказ трудов Эразма Роттердамского в изложении Епифания Славинецкого, выпустили сборник древнехристианской поэзии, книгу по искусству риторики и, вишенкой на торте: долгоиграющее полемическое издание передовой философской мысли польских, белорусских, греческих, русских и украинских авторов - "Кириллова книга".
Также, в 1650 году, в Андреевском училищном монастыре Ртищев открыл школу, на века опередившую свое время. В школе было две ступени обучения: младшую и среднюю. Обучали систематически по новым учебникам грамматике, арифметике, риторике. Продвинутые ученики углубленно изучали математику, философию, польский и латинский языки. Набирали в школу ВСЕХ ЖЕЛАЮЩИХ, прошедших вступительное испытание на "живое мышление". Главным критерием для заявки на поступление были не происхождение или достаток, а "желание учению внимати".
К такого типа школам мы придем только к XX веку.

А еще Алексей Михайлович был первым и единственным русским царем, систематически и на научных основах изучавший причины и механизмы голодов.