Альварес дель Вайо (Julio Álvarez del Vayo y Olloqui)



Испанский и аргентинский журналист, организатор испанской гуманитарной помощи голодающим Советской России и Украины в 1922 году.
С Первой мировой войны Альварес являлся корреспондентом сразу трех крупных газет: аргентинской "Националь", мадридской "Эль Соль" и английской "Манчестер Гардиан". В марте 1917 года брал в Швейцарии интервью у абсолютно неизвестного европейской публике русского революционера - Ленина.
В 1921 году вошел сам по себе в комитет Нансена. В январе 1922 года посетил наши голодающие губернии. В феврале мадридская "El Sol" открыла подписку в пользу русских голодающих. С ней тут же стали соревноваться барселонские газеты, которых поддержали футболисты "Барсы". Все собранные средства переводились лично под честное слово и имя Альваресу. Кроме того, Альварес устроил лекционное турне испаноязычных работников комитета Нансена по Южной Америке, где также собирались средства для нас.

Испанская помощь голодающим нам очень мало изучена на данный момент. Мы даже толком не можем сказать сколько всего было собрано и распределено. Точно знаем, что Квислинг открывал на Украине столовые на испанские деньги, но где именно - предстоит еще выяснить.

Фразы, цитаты и заголовки о голоде из газет 1921-23 годов

Решил сделать такую пополняемую подборку из советских, эмигрантских и зарубежных газет всего, что показалось прекрасным.
"Социализм должен победить вошь, а не вошь социализм!"
"Само насилие есть экономическая потенция"
"Культурная физиономия города весьма невзрачна" (самарская "Коммуна" о Семипалатинске)
"Бухгалтерия и Христос!" - лозунг на курсах во Владивостоке под патронатом YMCA.
"Только организация Гувера, волшебная для России АРА да организация Нансена несут в настоящую минуту в русский ад действительную помощь"
"Эмигранты хотели, чтобы инорги пробили брешь, через которую в Россию потечет все эмигрантское болото"
Collapse )

Когда Будапешт умывает Петербург

В 1873 году в Москве и Питере уже прекрасно знали, не смотря на цензурные запрещения, о катастрофическом голоде в Поволжье. Сборщики пожертвований от общественных комитетов привозили с мест суррогаты питания казанских, самарских, саратовских крестьян. Эти ужасные комки непонятного происхождения ходили по салонам. Власти, вместо того, чтоб продолжать гнуть свою линию, зачем-то пнули "Санкт-Петербургские ведомости" и те вышли со статьей о том, что "желуди и исландских мох составляют лучшие из суррогатов хлеба". В статье также приводились самые радужные результаты химических анализов желудей на предмет питательных веществ.

"С. Петербургские ведомости" - официальная газета столицы Российской империи, и ее, разумеется, читали заграницей. 21 декабря 1873 будапештская газета "ArbeiterWochen Chronik" сообщила читателям об этой статье, привела пассаж о желудях и задала риторический вопрос:
"Почему эти литературствующие свиньи сами не жрут прекрасные желуди? Их натуре это гораздо более соответствовало бы, чем натуре простого народа"

Теперь в моем лексиконе есть прекрасное выражение: "Schriftstel-lernde Schweine"

Когда царь правильный



Летом 1608 года, в самый разгар Смуты, у нас снова случился сильный неурожай. Хлебные спекулянты тут же скупили все излишки и взвинтили цены - хлеб в Москве стал стоить фантастические 49 рублей за четверть.
Повторение голода 1601 года пугало всех до липкого кошмара, но у казны не было ни хлеба, ни денег - все съедала война всех против всех.
Василий Шуйский, как бы там кто к нему не относился, среагировал быстро и ловко.
По приказу царя, всех московских "барышников" согнали в церковь "для увещевания". Царь лично попросил их:
- сбавить цены до приемлемого уровня;
- простить должникам кабальные кредиты на хлеб.
Барыги наотрез отказались.
Тогда Шуйский тупо запер их, а сам попросил Авраамия Палицына прислать хлеб из Троицкой лавры, но не бесплатно, а по нормальным ценам военного времени.
Хлеба в лавре было только на одну партию, но Шуйский и Авраамий пустили слух, что готовы сразу несколько караванов.
Прибывший хлеб сразу обрушил цены до 14 рублей за четверть.
После этого Шуйский выпустил барыг. Те не могли понять откуда хлеб, но и с ценами ничего сделать уже не могли, наоборот - в панике бросились распродавать свои излишки и еще больше обрушили цены.

Историю нашел у Ф. Леонтовича и В. Щепкина.
Интересно, что примерно такой же прием, только на государственном и постоянном уровне, изобретет полтора столетия спустя Людовик XV.

Жемчужина военной прозы, я считаю



"- Раздевают, дорогой Михаиль Ефимович! Раздевают до нитки! Опять отобрали пятнадцать грузовых и три лимузина...

- Так ведь у вас, наверное, еще кое-что осталось?

- Кое-что, но не больше, дорогой Михаиль Ефимович! Вы бы знали, родненький, как это все достается - каждый грузовик, каждый примус: потом, кровью, мучением, блатом!

- И блатом?
Collapse )

Кто играл в футбол мозгом Сталина?



Все абсолютно на полном серьёзе. Авторство Марии Поздняковой, издательство ООО "Парадиз" г. Краснознаменск, тираж 10 000 экз.
Не поленитесь прочитать под катом оглавление - это песня!
Collapse )

О галлюцинациях голодающих



Широко известно о галлюцинациях и видениях голодающих или обезвоженных людей - описаний мы имеем массу. Самые интересные галлюцинации, что я встречал, испытали наши русские раненые на поле битвы при Альме во время Крымской войны.
После того несчастливого для нас сражения, наши военные власти смогли эвакуировать с поля боя только 2 000 раненых, остальные остались лежать на месте более 4-х суток. На 4-5-й день после битвы тех, кто еще жил, собрали англичане и французы, которым надоело слушать их стоны. Пока еще соблюдая устаревшие рыцарские правила войны, англичане напоили похлебкой 300 русских раненых, укрыли их раны какой-то рваниной и отправили в Севастополь, французы же отправили 423 раненых русских пароходом в Одессу.
До Севастополя живыми доехали 260 человек. Все, как один, пролежав 4 суток без еды и воды под открытым небом, рассказывали, что их лично с рук кормила английская королева, которую сопровождала блестящая свита.

По эвакуированным в Одессу никаких данных нет.
Сведения собрал Гюббенет.

Немецкие туристы



В один из выходных дней сентября 1921 года Берлинское и Штеглицкое отделение Всегерманского рабочего туристического общества "Друзья природы" ("NaturFreunde") устроило туристический слёт и пикник для всех отрядов. Каждый турист принёс еды на двоих - вторую порцию отдавали русским голодающим (крупы и консервы, в основном, которые потом отправили с пароходом Межрабпома в Петроград).

Нашел у Гизелы Йен.

Тема голых мужиков



На рубеже XIX-XX веков полиция Петербурга регулярно забирала с улиц абсолютно голых мужчин. Массово. Так, за один только 1893 год, в Петербургскую пересыльную тюрьму было доставлено ровно 500 таких "аполлонов".

Тема была следующая.
Голый мужик честно признавался в бродяжничестве и нищенстве. Таких полагалось высылать из столицы в родные губернии. За казенный счет им выдавали арестантские куртки, порты, нательные рубахи и исподнее. Если дело было зимой (а оно и было чаще всего зимой), то выдавали еще шапку и какую-никакую обувь. Затем составлялся этап "земляков", который выпиннывался в надлежащую губернию.
Голые мужики никаких бумаг не имели, родиной называли, как правило, близлежащие нищебродские губернии и уезды, типа Псковщины. Там они моментально продавали крестьянам добротную арестантскую одёжу, надевали портянки и одежду с чучел, и ехали зайцами обратно в Питер бухать-тусить. После чего - ну вы поняли.
Полицейские тему знали и, иногда, ради прикола, отправляли голых мужиков куда-нибудь в Туркестан или Северный Кавказ. Что вставало казне в круглую сумму, но чего не сделаешь ради лайков коллег.

Нашел у Бахтиарова в "Уличных типах Петербурга".

"Папа Джузеппе" царицынских ребят



В 1922 году Джузеппе Мотта, министр иностранных дел Швейцарии, стал в своей стране локомотивом помощи голодающим русским детям.
Мотта твердо и последовательно настаивал на признании Швейцарией Советской России и СССР из экономических соображений. В 1920 году добился от Антанты повторного подтверждения полного (не только политического) нейтралитета Швейцарии, что означало возможность торговать с Россией в обход экономической блокады. Три года провел в баталиях с правой оппозицией и консерваторами.
В 1922 году продавил, при трех голосах против, решение Федерального Совета Швейцарии о выделении денежных средств на помощь голодающим России. Так как Швейцарский Красный Крест уже входил в комитет Нансена, имел собственные средства и готовил собственную экспедицию, Джузеппе Мотта решил не вносить путаницу и организовать еще одну отдельную экспедицию с постоянным и устойчивым финансированием. Сам Совет не мог работать напрямую - не было официального признания и дипломатических отношений. Мотта привлек швейцарское отделение МСПД (Международный Союз помощи детям - "Save the children"), в которое Совет перевел разом 200 000 франков. Районом деятельности Мотта выбрал тот же Царицын, куда направлялся и Швейцарский Красный Крест.

На месте, Швейцарскому МСПД выделили следующий район работы: детская больница Царицына, детские приюты в Сарепте, Красноармейске и Черном Яру - всего 5 000 ребятишек.

5 000 - хорошо, но мало. Мотта обращается к отделениям МСПД в городах Базеле, Берне и Цюрихе, и те начинают ежемесячно переводить по 5-10 000 франков. Совет сверху единоразово кладет еще 100 000 и число питаемых швейцарским МСПД в Царицынской губернии достигает 22 000 человек к сентябрю 1922 года.

А потом в Швейцарии истеричный алкоголик застрелит Вацлава Воровского и все политические усилия Джузеппе Мотта пойдут прахом. Но 22 тысячи волжских ребятишек останутся живы-здоровы, за что большое спасибо!