О блоге

Голод 1921-1923 годов был абсолютно катастрофичным. Положение наше было в прямом смысле безвыходным. Причины, география, количество жертв и возможное число жертв давно и хорошо изучены. Меня в первую очередь интересует Как спасали. Операция по спасению России от Голода - ярчайший пример эффективной международной помощи и скоординированной работы государственных органов по преодолению тотального и просто инфернального бедствия.
Я собираю архивные материалы не только в России, но и в других странах.
Все, кому интересно как все мировое сообщество спасло нашу страну и как большевики умудрились в разрушенной стране организовать эффективную доставку, охрану и распределение помощи - вэлкам.
Тема для меня совершенно живая, - меня, как и многих из вас, просто не существовало бы, - поэтому записи могут носить несколько эмоциональный характер. Мат не запрещен, но только когда он уместен.

Фразы, цитаты и заголовки о голоде из газет 1921-23 годов

Решил сделать такую пополняемую подборку из советских, эмигрантских и зарубежных газет всего, что показалось прекрасным.
"Социализм должен победить вошь, а не вошь социализм!"
"Само насилие есть экономическая потенция"
"Культурная физиономия города весьма невзрачна" (самарская "Коммуна" о Семипалатинске)
"Бухгалтерия и Христос!" - лозунг на курсах во Владивостоке под патронатом YMCA.
"Только организация Гувера, волшебная для России АРА да организация Нансена несут в настоящую минуту в русский ад действительную помощь"
"Эмигранты хотели, чтобы инорги пробили брешь, через которую в Россию потечет все эмигрантское болото"
Collapse )

Стишок.

В марте 1922 года в Москве при Главном управлении Военно-Учебных заведений был открыт детский дом для 85 сирот в возрасте от 4 до 14 лет, эвакуированных из голодающих волжских губерний. На общем собрании Управления было принято решение присвоить детскому дому имя Фритьофа Нансена.
Сам Нансен был глубоко тронут оказанной честью и принял живейшее участие в жизни воспитанников детского дома.
На одном из утренников одна маленькая девочка написала стихотворение:

Привет тебе, великий Нансен,
От маленьких твоих друзей!
Не забывай, великий Нансен,
Счастливых, радостных детей!

По свидетельству Лив Нансен, ее отец считал это написанное по-русски детское стихотворение своей главной наградой за работу в России, ставя выше всех грамот и почетного жетона от ЦК Последгола.
Клочок бумаги со стихотворением и сейчас хранится в семье Нансенов.


Об организации и жизни детдома - переписка Нансена и Эйдука: ГАРФ, Р-1058, оп. 1, д. 343, лл. 281-288.

Красный гусар.



27 марта исполнилось 125 лет со дня рождения одного из лучших авторов военной прозы, героя Гражданской и Великой Отечественной войн - Рудольфа Гарашина.

Главное его произведение - книгу "Красные гусары" - можно цитировать бесконечно. Проза Гарашина невероятно вкусна, насыщена мягким, светлым юмором и большой любовью к ближнему. В 1922 году, демобилизовавшись из армии, он навестил в госпитале своего изувеченного боевого товарища Балажа, и теперь это одна из самых мощных и трогательных сцен в военной литературе:

"В палате № 22 лежало четверо. Все были венграми. Они громко разговаривали. Доктор Мандель показал на человека, сидевшего ко мне спиной. Когда мужчина повернулся, я остолбенел: передо мной был мой боевой товарищ, но его трудно было узнать, так сильно он изменился. Лицо его было изуродовано, глаза прикрывали черные очки. Врачи, видно, немало потрудились, чтобы сохранить ему нечто похожее на лицо. Зубов с правой стороны не было ни вверху, ни внизу. Кожа на лице обожжена. И нет обеих рук... Это действительно был красный артиллерист Бела Балаж, крестьянин из Ньиредьхазы, который служил в эскадроне Каспара и был ранен при взятии железнодорожного вокзала в Виннице. В плен Бела попал в 1915 году во время Брусиловского прорыва.

Мы поздоровались. Доктор Мандель сказал раненому, что вот к нему и пришел тот самый Гарашин, которого он не раз вспоминал. Балаж встал и пошел мне навстречу. Он подошел ко мне вплотную и, положив на мое плечо обрубок руки, воскликнул:

— Да, это действительно Гарашин!

Он прижал меня к себе, как только мог. Перенести эту сцену без слез было невозможно. Я обнял артиллериста и расцеловал его. Так мы простояли несколько секунд. Первым нарушил тишину Балаж:

— Что стало с тем бронепоездом, который разбил мое орудие? — спросил он".

Благодаря неимоверной тяге к жизни и природному оптимизму Балаж вернулся к нормальной жизни и все у него было хорошо. Таким же искренним и жизнелюбивым оптимистом был и сам Гарашин, который с честью прошел свой жизненный путь, преподав нам урок, как оставаться чистым и светлым человеком, несмотря на самые тяжелые испытания и жизненные невзгоды.

Пей вино, читай любимые книги, носи красную шапку и скачи на лучшем коне в своем гусарском раю, дорогой друг. Спасибо тебе за все!

Ученый.

Мало кто знает, что последним делом Фритьофа Нансена стала разработка специального покрытия против обмерзания для оболочек дирижаблей и радиозондов.
В 1929 году начала готовиться полярная экспедиция на дирижабле "Граф Цеппелин" и Нансен приехал в Фридрихсгафен, где тот стоял на приколе. Там он встретился с советским профессором Павлом Александровичем Молчановым, который работал над созданием первого в мире радиозонда для исследования верхних слоев атмосферы. Молчанов выпытал у Нансена все, что тот знал о процессе обмерзания различных поверхностей в арктических водах и на Северном полюсе. Нансен стал активно вкладываться в разработки Молчанова и всячески поддерживать создание оболочки зондов и экспедиции вообще. В январе 1930 года произошел запуск первого в мире радиозонда. Нансен ликовал вместе со всеми.
Но в феврале он почувствовал острую боль в груди. Врачи диагностировали серьезные проблемы с сердцем, заставили вернуться его домой и перевели на постельный режим.
Через две недели могучий старик расшвырял врачей вместе с столиками при кровати и засел за переписку с Молчановым, Хелланд-Хансеном и организаторами экспедиции. Он требовал больше тестов и экспериментов с соcтавами от обмерзания.
Однако этот взрыв работоспособности ударил по кровеносным сосудам, отказали ноги и Нансена вернули в постель. В апреле он снова стал требовать перо и бумагу. Ему разрешили писать не более 30 минут в день.
12 мая 1930 года он написал письмо своему другу детства адмиралу Доуэсу, которое стало последним:
"Мои дела идут помаленьку. Я пролежал в постели более десяти недель, но в последнюю неделю каждый день ненадолго вставал, ноги еще не очень-то слушаются, приходится сидеть в комнате да на балконе на солнышке, я и сейчас здесь пишу. Надеюсь скоро станет получше. Скучное это дело - воспаление сосудов, и мне, наверное, радоваться надо, что еще так обошлось. У меня еще и тромб, ужасно скучная штука".

Следующий день был солнечный. Он снова сидел на балконе, глядя на цветущий сад и рощу за ним. И вдруг его сердце перестало биться.

(no subject)



Мне уже исполнилось 77 лет. В том злосчастном 1921-м мне было одиннадцать. Хорошо помню, как от голода вымирали целыми семьями, дома оставались пустыми. Мы тогда жили в поселке Воскресенка Челно-Вершинского района. Семья состояла из семи человек: отец, искалеченный первой мировой войной, старший брат с гражданской пришел раненым, поддержать его было нечем, заболел тифом и вскоре умер, от тифа умерла и мать. Чтобы нас четверых детей как-то спасти от голодной смерти, отец пошел на крайность - сменял лошадь на два пуда ржи. Корову одну на два дома с соседом. Но и эти крайние меры не могли спасти нас от голода. Мы были обречены.
Но вот в нашем поселке Чистовский волисполком организовал столовую в частном доме. Нам давали по маленькому кусочку хлеба, рисовую кашу с молоком, кофе. Так были спасены тысячи деревенских детей.
Тогда мы не знали, кто оказывал нам помощь. Говорили Америка. И вот только теперь из публикаций "Волжской коммуны" узнал истинное имя нашего спасителя. Поддерживаю мнение В. Шведова, П.Ф. Федорова, А.П. Сидоровой, А.А. Ахматова, А.В. Арбузова. Память выдающегося норвежского ученого, великого гуманиста Ф. Нансена должна быть увековечена. Я готов внести на строительство памятника Нансену половину месячной пенсии.

Егор Иванович Чистяков,
ветеран войны и труда, г. Куйбышев
(в бою 14 июня 1943 года расчет противотанкового орудия, где заряжающим был Егор Иванович, хладнокровно подпустив танки противника на сто метров, уничтожил 3 танка и самоходное орудие. Источник: Подвиг народа).

Я инвалид Отечественной войны II группы, получаю 97 рублей в месяц. На памятник Ф. Нансену внесу 25 рублей. Подскажите куда вносить.
Мы - советские люди - воспитаны за добро платить добром, не оставлять в беде ближних...
Когда случилось несчастье на Чернобыльской АЭС, я внес 100 рублей в фонд помощи пострадавшим.
А вспоминать то мрачное время голода в Поволжье действительно очень трудно. Чтобы как-то прокормиться я возил в Самару по льду Волги дрова на продажу. Сколько же было замерзших и умерших от голода людей. И тем, кто пережил это горе, нельзя забывать доброго человека, подавшего руку помощи. Спасибо товарищу Шведову, рассказавшему читателям газеты о гражданском подвиге Ф. Нансена!

Иван Иванович Евсеев,
инвалид Отечественной войны II группы, г. Куйбышев
(артиллерист, ранение получил под Славянском в апреле 1943 г. Источник: Подвиг народа).

Письма ветеранов Великой Отечественной войны опубликованы в газете "Волжская коммуна" 10 марта 1988 года. Власти нашего города города до сих пор их не услышали - отчего ж не повторить.

Наркомпрод и помощь голодающим.

Нас - специалистов, работающих по голоду 1921-23 гг. - сейчас и так немного, и большинство специализируется на всякого вида иностранной гуманитарной помощи (есть еще специалисты по бандитизму во время голода), поэтому у стороннего читателя наших статей и постов может сложиться впечатление, будто спасли нас тогда одни иностранцы, что, конечно же, неверно.
Советскому правительству было исключительно трудно найти для закупки продовольствие в условиях полной экономической блокады. Полегче стало только после посредничества Гувера зимой 1921-22 гг. До этого каждые ведомства, "благополучные губернии" и профсоюзы тащили на себе, за счет своих ресурсов помощь голодающим.

Вот, например, Наркомпрод.
Он открывал и полностью содержал за свой счет столовые голодающих местностях. За свой счет - это значит из ресурсов самого ведомства, в т.ч. и за счет зарплат и пайков всех сотрудников вплоть до народного комиссара Николая Павловича Брюханова

(до декабря был Цюрупа, но на полную мощь вышли уже при Брюханове). Государство смогло выделить Наркомпроду на питание голодающих всего 12.000.000 пудов зерно-хлеба. Остальные ресурсы Наркомпрод добывал сам.
Вот цифры по столовым и количестве питаемого населения, из которого 75% - дети:
Октябрь 1921 г. - 400 столовых примерно на 100.000 едоков;
Ноябрь 1921 г. - 650 столовых на 400.000 едоков;
Декабрь 1922 г. - 3.500 столовых на 700.000 едоков;
Январь 1922 г. - 4.500 столовых на 1.300.000 едоков;
Февраль 1922 г. - 8.833 столовых на 1.533.113 едоков.
Вот разбивка столовых и едоков по голодающим губерниям:


Для сравнения - примерно столько же и все равно меньше, со всеми натяжками и допущениями, кормил по стране международный комитет Нансена на пике своей деятельности.
Впоследствии Наркомпрод перешел к выдаче продуктов на дом через столовые, так же получив дополнительное зерно от государства. К лету 1922 г. Наркомпрод кормил уже 3.000.000 человек.

Вторая часть про красных чехо-словаков.



Вот и вышла вторая часть про красных чехословаков.

Сразу пришлось столкнуться с истерикой, ну да куда без этого.
https://warspot.ru/16776-potomki-yana-zhizhki-v-boyah-ot-kieva-do-chukotki

Занижать свои потери и завышать численность противника.

Читаю, в том числе и среди френдов, разных исследователей, которые казалось бы весьма серьезно копают историю войн, но всегда с одной стороны: за белых, за красных, за французов, за печенегов и т.п. И вот прям у всех у них красной нитью утверждение: "враги врут о своих потерях и сочиняют фантастические рассказы о нашей численности просто потому, что они вруны и хвастуны". На основании чего ставят крест на источниках с другой стороны и считают единственно верными со "своей" стороны.

Почему, почему-почему-почему до этих людей не доходит, что на войне стремятся так поступать абсолютно все нормальные командиры, независимо от партийной и национальной принадлежности. И совсем не потому, что они вруны и хвастуны. Логика тут совершенно прозрачная:
1. Любой вменяемый командир стремится после боя получить довольствие и фураж на количество бойцов максимально близкое к списочному. Если у него в батальоне в утренней атаке выбыло 50 человек, то, при отсутствии жесткого контроля и наблюдателя из корпуса (что в услових нашей Гражданской сплошь и рядом у всех сторон конфликта), он укажет дай бог 25. Да то - вернет ординарца и исправит на 10 вместе с ранеными, а то потом хоть в глаза начштабу и интенданту не смотри.
2. Любой вменяемый командир стремится получить боеприпасы с максимально большим запасом. Бой - это расход боеприпасов. В бою с ротой противника расход один, а с полком - в разы больше. Соответственно и затребовать с дивизионных складов можно больше (все равно урежут половину).

А вот когда надо вышестоящему командованию указать свою численность, то 300 бойцов легко превращаются в 400 и 500 - это характерно для тех же партизанских отрядов, иррегуляров и самостоятельных подразделений.

P.S. я не говорю про современные войны, но подозреваю, что и сейчас мутят мама не горюй.

Картина голода 1898 года.



Картина И.А. Владимирова (того самого) "Помощь голодающим".
Была представлена на Весенней выставке Императорской Академии художеств 1903 года.
Изображена общественная помощь во время голода 1898 года. Видимо это вообще единственное художественное изображение того забытого в наши дни бедствия. С большой долей вероятности художник делал этюды и наброски либо в Казанской, либо в Самарской губернии.
Есть только фото из "Журнал для всех" того же 1903 года.
У кого-нибудь есть мысли, где мог бы храниться оригинал и можно ли увидеть картину в цвете?