?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Каково убивать советских дипкурьеров. Бойня в вагоне номер 2.
d_clarence
Пост о непосредственных обстоятельствах гибели "парохода и человека" товарища Нетте, которому Маяковский посвятил свое известное стихотворение.
Собственно дипкурьеров было два:
Теодор Нетте

- на фото ботаник ботаником, а в реальности у человека за плечами год боев с составе 2 батальона 1 Красного Латышского стрелкового полка,
и Иоган Махмасталь

- участник штурма Зимнего, боев на Пулковских высотах и один из создателей 2-й Эстонской коммунистической бригады.
4 февраля 1926 года они получили дипломатическую вализу для доставки в посольство в Риге и сели на скорый поезд Москва-Рига.
Нетте сразу почуял неладное - проводник очень долго проверял их паспорта, а потом вызвал второго и указал их ему. Дипкурьеры решили ночью не спать.
Около 4 часов утра Махмасталь услышал шаги по крыше вагона. Он вышел в коридор и увидел в тамбуре в другом конце человека в черном пальто и шляпе. Махмасталь стоял 15 минут, но человек никуда не уходил. Махмасталь вернулся в купе и предупредил Нетте. Поезд подъезжал к последней станции перед Ригой. Если нападение и будет, то в идеале на последнем перегоне, чтоб потом легче скрыться в большом городе.
На остановке Махмасталь, примерно в 4.45 утра, пошел в туалет, но он оказался заперт. Поезд тронулся и Махмасталь пошел обратно в купе. Когда уже подходил, со спины услышал крики. Обернувшись увидел как дверь тамбура открывают два человека в черных масках.
Махмасталь влетел в купе, крикнул Нетте "бандиты!" и схватил из-под салфетки на столике два маленьких маузера. Один, снаряженный, бросил Нетте, а во второй стал вставлять обойму. В эту же секунду в купе ворвался первый в маске, направил на Махмасталя браунинг и получил пулю в шею от лежавшего на верхней правой полке Нетте. Пуля перебила артерию и кровища забрызгала во все стороны. Нападавший упал на нижню полку, задергался, но вновь вскинул руку с пистолетом. Выстрел Нетте подарил Махмасталю мгновение на подготовку пистолета к бою и тот выстрелил нападавшему в грудь.
В этот момент, прямо из коридора, по Махмасталю стал стрелять второй бандит. Махмасталь получил пулю в правую руку и выронил пистолет. Он опустился за нам на колени, взял его в левую руку, получил пулю в живот с правой стороны и с левой руки выстрелил нападавшему в живот и грудь. Тот закричал и исчез из проема. Первый нападавший, продолжая бразгать кровью из артерии, скатился с полки и выполз из купе. Кто-то снаружи подхватил его и выволок в коридор.
Махмасталь схватил со стола почту, прижал к груди и истекая кровью скорчился на полу, направив пистолет на проем. Секунду всматривался и прислушивался, но с верхней полки на него упал убитый Нетте.
В 6 утра советского поверенного в делах в Латвии Боркусевича разбудили и сообщили о нападении на дипкурьеров. Он немедленно прибыл на вокзал. Вагон был оцеплен полицией, но внутрь никто не заходил. Боркусевича пропустили вперед и пошли за ним.
В купе проводника лежали два мертвых тела. Окно напротив четвертого купе было изрешечено пулями, коридор в крови. В купе, также изрешеченном пулями и полностью залитом кровью, на полу сидел Махмасталь, прижимая к себе конверт. У него на ногах лежал Нетте. Махмасталь поднял левой рукой пистолет и сказал: "Не подходите к почте, буду стрелять!". Боркусевич представился. Махмасталь опустил пистолет и потерял сознание.
Полиция опознала нападавших как братьев Габриловичей, бывших офицеров польской армии. Один умер от потери крови, у второго, тоже сильно израненного, был прострелен висок и полиция квалифицировала это как "самоубийство". А само дело квалифицированно как уголовное только на основе части показаний советского дипломата Печерского.
Это он сидел в туалете, когда за ручку дергал Махмасталь.Закончив свои дела, Печерский открыл дверь и увидел людей в масках. Один направил на него пистолет и крикнул на русском: "Деньги давай!". Печерский на автомате захлопнул дверь, а дальше слышал только беготню и выстрелы. Вот только по показаниям Печерского, людей было трое. Было еще показание итальянского курьера, ехавшего в нашем вагоне. Он проявил отчаяную храбрость и выглянул в коридор. Итальянец видел, как человек в черном пальто и черной шляпе затаскивает двух раненых в купе проводника, а потом слышал два выстрела.
За смертью подозреваемых дело было прекращено, невзирая на наши протесты и показания свидетелей. Проводников для дачи показаний не вызывали.
Махмасталь выжил.
Дипломатическая вализа, залитая его кровью


По материалам книги "Дипкурьеры. Очерки о первых советских дипломатических курьерах", М., 1973.
Латвийская версия, к сожалению без ссылок, но с фотографиями убийц и схемой вагона: http://www.freecity.lv/istorija-bez-kupjur/11634/


  • 1
Позвольте посоавторствовать

Когда Габриловичи покинули место происшествия, пролежавший всё время мышью литературный критик Корнелий Зелинский выполз из под одеала и начал ощупывать своих попутчиков. Махмасталь был жив, задвигался и Зелинский помог ему выбраться из под тела Нетте. Как только Махмасталь пришёл в себя, он потребовал, чтобы Зелинский вышел из купе, взял Печерского, из-за которого произошла вся эта фигня, дал ему ствол, заставил добить гадов, и стоял на стреме, а сам отполз к стене с одним из мешков диппочты в обнимку и маузером на готове и начал ждать ...

Печерский бегал в соседний вагон, где ехали полицейские

- где ехали полицейские
Которые мирно спали, убаюканные равномерной стрельбой :) И не проснулись, поскольку потом один полицейский и один айсарг вошли в вагон "с разных сторон".

Сейчас мы на детектив насочиняем. Скучая антисоветская версия - дипкурьеры бухали с поляками, поругались и перестреляли друг-друга на бытовой почве.


Тут вон ниже еще материала по теме подкинули - можно садиться сценарий для фильма писать )

Из него, в частности, следует, что Махмасталь не прижимал к себе мешок с диппочтой (что логично, ибо их было много) и вообще сидел с пистолетом в купе Зелинского.

Этого, скорее всего, не стали бы скрывать, тела к проводнику оттаскивать и т.п. Тут же видите, роль Зелинского в финале истории известна от самого Зелинского, в актуальной прессе об этом умалчивалось, хотя автором первого сообщения был именно Зелинский. Про Печерского моя собственная фантазия, я просто не вижу, зачем бы его ещё потащили к дверям купе, понятно, что обнародовать эту информацию было неловко.

Не рискую моделировать развязку истории Габриловичей, но думаю, что Бронислав не имел возможности бежать и, возможно, истекал кровью. Кроме того, я решительно не представляю, какую ценность для них могли иметь "три запечатанных чемодана и два мешка" и, главное, как они собирались с этим добром эвакуироваться. Даже если был третий ...

Сейчас вдруг подумалось- а не это ли собите пытались обыграть в фильме "Москва-Генуя" в искусственой и нелепой вставке про убийство дипкурьеров в поезде с дипломатами, едущими в Геную..

Очень возможно, это, пожалуй, самая известная нештатная ситуация с дипкурьерами. Главное, если всё так и было - чёрные шляпы, чёрные пальто, чёрные полумаски "с оборками", наезды на каждого встречного "оружие есть? деньги есть?" (Зелинский пишет: банально, почти как на обложке брошюр о Нате Пинкертоне), то просто фарс какой-то, если бы не три трупа ...

КМК парням кто-то напел, что дипкурьеры (и вообще советские) возят деньги мешками. Они пошли на гоп-стоп. Кто именно дипкурьер они не знали и как всякие начинающие гопники трясли всех подряд. Когда их неласково встретили (неважно кто именно) попытались свалить. Тут вариант А: появился таинственный третий (он же организатор) и отрубил концы, вариант Б: парни огорчились окончательно и застрелились.
Ибо глядя на ситуацию в теплом кресле со стороны - ничто не мешало дострелять всех и забрать что надо.
Двое выживших начали рассказывать какие они молодцы - один - Зелинский - потому что натура творческая, второй - Махмасталь - потому что понял, что ему фантастически повезло. Реально круто поступил только Нетте - привел в негодность обоих нападавших, и принял на себя большую часть пуль.
В "большой эфир" пошла версия политическая.
Я типа пошутил насчет полиции - оказалось так и было...
А насчет кино тему похоже развил Михалков "Свой среди чужих..."

Вариант Б как-то слишком уж романтичен для двух мелких контрабандистов, хотя кто-то знает, письмо Бронислава приятелю вполне в таком духе, если только аутентичность его вне сомнений.

Если верно позднее описание Зелинского, то возникает вопрос, насколько оптимально было поведение Махмасталя в завязке этого события.

  • 1