July 25th, 2016

(no subject)

Самое длинное революционное слово встретил:
Предгубкомдезертиргубвоенком. Фамилия его была Ульянов.
А полная его должность была:
Командующий вооруженными силами Самарской губернии Предгубкомдезертиргубвоенком Главный уполномоченный по проведению продразвёрстки товрищ Ульянов.
1920 год.

Побывать в шкуре уполномоченного по сопровождению голодающих детей в эвакуацию.

Сегодня мы переживем вместе с особоуполномоченным Самгубкомом товарищем Кочергиным путешествие с эвакуированными из голодающих мест детьми в Самарканд.
Абсолютно реальная и потому крайне унылая история. Рассказывает сам тов. Кочергин, с некоторыми моими сокращениями и пояснениями. Фотография представлена именного того поезда, о котором идет речь. Сильные места специально не подчеркиваю - вы и сами их прекрасно прочувствуете вместе с тов. Кочергиным.

14 октября 1921 года с утра была начата погрузка детей на санитарный поезд № 37 им. Луначарскго. Дети были из Самарского четвертого приемника и с парохода, прибывшего из Балаково. Перед погрузкой дети были вымыты в бане и на телегах, полураздетые (одежды у них просто нет), едва покрытые казенными одеялами, были направлены на поезд. У санпоезда, прямо под открытым небом, с некоторых из них снималось оставшееся платье. Когда я спросил у старшего врача, почему это делается, он ответил, что одежда сильно загрязнена и покрыта вшами. С возов детей в одних нижних рубашонках стали размещать в ненатопленных вагонах, и им пришлось зябнуть в вагонах, что впоследствии отразилось на их здоровье.
Погрузка закончилась в тот же день в 16 часов (тогда же и начали топить).После погрузки начальником поезда было подано заявление об отправке поезда (рации-то нет - пешочком в контору начальника станции, там писать от руки заявление, ждать резолюцию и штамп секретаря, потом идти и тыкать в лицо вооруженной охране вокзала, пока не позовут коменданта и тот не поставит свою роспись).
15 октября (поезд стоит, разрешения нет) я стал проверять списки. Списки оказались настолько неправильными, что проверить по ним детей не было никакой возможности. Особенно плох был список приемника: по нему целой половины детей не оказалось налицо, и, наоборот, в вагонах были те, которых не было в списках. В тот же день, через заведующую приемником тов. Башмакову было выяснено, что многие дети перед отправкой в баню и на вокзал сбежали (местные беспризорники прекрасно знали о высокой смертности при эвакуации и потому бежали, чтоб через пару дней снова явиться в приемник или коллектор и снова какое-то время жить в тепле), и их заменяли другими детьми, которых не успели занести в списки.
15 октября поезд простоял весь день, занятий не было и, после совещания с врачом и начальником поезда было решено составить новые списки повагонно. Налицо оказалось 424 ребенка (все не старше 15 лет) и 22 человека сопровождающего персонала.
Поезд тронулся в путь 16 октября в 3 часа утра. Во время пути среди детей и персонала сразу, одновременно, открылись тиф, малярия и кровавый понос (к вопросу зачем нужно выставлять коммунистические посты в детприемниках и коллекторах).
Collapse )