November 16th, 2016

Улица имени Фредерика Фукара в Самаре.

В Октябре 1921 года для борьбы с эпидемиями, были созданы Медико-Санитарные отделы АРА. Штаб Поволжского отдела находился в Самаре, зона контроля: Самарская губерния, часть Симбирской (Сызрань), Царицынская и Астраханская губернии.
Что имеем: Тиф (брюшной, сыпной, возвратный), холеру, малярию, цынгу, дизентерию, сифилис, трахому, скарлатину, туберкулез. Это только массовые заболевания.
В октябре 1921 года у нас не было ничего - ни медикаментов, ни вакцин, ни перевязочных материалов, ни лабораторного оборудования, ни еды для врачей и больных. Многие больницы, особенно в зоне недавних боев, разрушены. И нет главного - нормальной статистики.
С октября Отдел собирает совместно с губздравами хоть какую-то статистику, на которую можно опереться при доставке помощи и планировании "противозаразной кампании".
Первые более-менее вменяемые цифры собрали к декабрю. Тогда же в Самару прибывает доктор Фредерик Фукар (Frederick Foucar) и возглавляет Отдел.
Вот он сидит второй слева:

По центру Уилл Шафрот - шеф Самарского отделения АРА.
Фукар проработает в Самаре до 20 мая 1923 года.
Только прибыв, он с головой ушел в работу. Главы губздравов, особенно глава Самарского Пятаков, забыли что такое выходные и праздничные дни, спокойный сон и личная жизнь.
Уже в январе 1922 года во всех подопечных больницах выдается детское питание, а к февралю кормят и взрослых больных. На ремонт больниц и приемных покоев Фукар выделяет кукурузу и сахар, а не деньги - работа теперь делается максимально эффективно и в срок.
По всем волисполкомам вводится обязательный мониторинг за заболеваниями и обязательная еженедельная отчетность. Все случаи задержки статистики Фукар безжалостно передает в местные Эпидчека.
С января во всех губернских центрах ремонтируются старые и открываются новые бани. Вводится жесточайшее правило мыть детей перед посещением столовых, перед приемом в детдом, перед переводом из детколлекторов в детдома. При всех банях открываются дезинфекционные камеры.
Мало принять такие меры - надо их обеспечить. Создаются специальные "банные отряды", в каждую столовую назначается дежурный врач или фельдшер. Этого мало. В Губернских городах ежедневно отряжаются по два врача для контрольного обхода всех пунктов. В уездных по одному. В волостях еженедельный объезд. Проверяют гигиену, чистоту, расход мыла и хлорки. Нарушения - привет Эпидчека.
Уже эти меры дали на конец февраля существенное понижение детской смертности от заразных болезней.
Еженедельная работа бань начинается с бесплатного и часто принудительного мытья беднейших слоев населения - они самые заразные
В феврале Фукар открывает в губернских центрах спецамбулатории для медицинских сотрудников АРА, где они, после командировок и контактов с больными, могут провериться и подлататься. Амбулатории очень большие, с увеличенным штатом - для чего? Для самой масштабной в истории России до того времени прививочной кампании.
По всей стране нужно в кратчайшие сроки сделать прививки 30 миллионам человек. На Среднее и Нижнее Поволжье приходится 6 миллионов. Что против эпидемий нужно делать прививки и бороться с их очагами, знали еще в РИ, но вот почему-то пришлось ждать Голода и 1922 года.
Про прививочную кампанию я уже писал, но все же повторюсь.
В феврале по заказам начальников медотделов АРА из Америки прибыли пароходы с тетравакциной, шприцами, бинтами, спиртом и прочим необходимым. Все это добро, преодолев логистический кошмар раздолбанных дорог, сломанных и разбитых паровозов, нападений банд, воровства и бестолковщины, разъехалось по медицинским штабам Отделов. Началась работа по формированию отрядов, разверстки работ.
В Поволжье сначала вакцинируют и прививают всех посетителей столовых. Затем начинается самое трудное - вакцинирование крестьян. В губерниях формируются специальные прививочные отряды (в Самгубернии их семь), каждому отряду выделяются транспорт, оружие и район деятельности. К работе отрядов подключают ВЧК-ОГПУ. В неблагополучных районах на маршрутах осуществляют патрулирование части ЧОН.
Главная проблема.
Крестьяне никогда шприца не видели, среди них бродят самые дикие слухи. Фукар это знает и что, подлец, делает: по всем селам объявляется, что не сделавшие прививку открепляются от столовых и пайков. Мера дала мгновенный эффект, но не стопроцентный. Большинство сектантов и староверы наотрез отказались от "печати Сатаны". Эту проблему решила уже Советская власть чисто силовым методом - натурально били и держали за руки-за ноги. Чуть подробнее тут: http://d-clarence.livejournal.com/80059.html. А что делать - не привьешь их, так они других снова перезаражают.
Уже в апреле в одной только Самарской губернии было сделано 400.000 прививок тетравакцины и 17.000 оспенного детрита. К июню - миллион. Это за исключением Бузулукского уезда - там все делают квакеры. Всего в Поволжье так и не было привито 20 % населения. Основные причины: медицинские противопоказания (да-да - их тоже выявляли, а не наобум кололи всех подряд), пропажа людей безвести (беженцы, умершие), "яростное уклонение" (иногда отбивались с применением оружия).
Кампания дала такой эффект, что в зиму с 1922 на 1923 год впервые с войны не было эпидемии тифа, совсем. Кроме, естественно,отдельных случаев заболевания.
После тотального прививания населения на местах, Отдел поставил себе цель победить "привозной" тиф. В Поволжье на всех узловых ж/д станциях были оборудованы, снабжены медикаментами и укомплектованы персоналом амбулатории и изопункты. Их задача - проверять пассажиров поездов и беженцев. После осмотра выдается талон. Нет талона - принудительное помещение в изопункт (да-да, старое доброе насилие). Штат амбулатории и изопункта 7 человек для работы в две смены. Проработают они до лета 1923 года. Ежемесячно амбулаториями осматривалось до 200 поездов, а в изопунктах находились, лечились и кормились до 2.500 человек.
Далее нас ждут холера, сифилис, трахома:
Collapse )