December 19th, 2016

О наших первых попытках контакта с США.

Хорошо описана авантюра Мартенса в справке. Тогда же еще на РОКК в Нью-Йорке сидел - вот с ним тоже реальная головная боль у американского правительства была.
Оригинал взят у theophil в post

Публикации от 20 декабря 1919 года.



Harrisburg telegraph: Ледяное дыхание большевизма



Заметка из газеты Harrisburg telegraph, 1919 год


Если большевизм придет в Америку, то с нами произойдет то же, что этот режим сотворил с Россией и к чему стремиться в Германии.



СВОБОДА будет уничтожена, потому что Советский режим означает управление одной группы всеми другими.



СОБСТВЕННОСТЬ будет конфискована без выплаты компенсаций. Вы потеряете все — дом, имущество, сбережения в банке и ценные бумаги.



ЕДА станет недоступной для всех, за исключением тех, кто сможет с помощью грубой силы её конфисковать, так как Советская власть отбирает земли у фермеров, сжирает всю его еду, которая попадается ей на глаза и не заботиться о заготовлении припасов на будущее.



ЗАКОНЫ будут отменены и общество поглотит хаос. Не станет судов чтобы следить за порядком и наказывать за преступления.



ПРАВИТЕЛЬСТВО превратится из выбранного демократическим путем сообщества представителей народа — во власть революционных комитетов, советов, без какой либо центральной власти, без законодательной, без конгресса или президента.



Ледяное дыхание большевизма


ЖЕНЩИНЫ И ДЕТИ станут собственностью государства. Один большевик, из руководства Совета города Владимира, выпустил декрет о том, что все женщины старше 18 лет должны зарегистрироваться в специальном отделе «свободной любви» и быть готовыми следовать за любым мужчиной который им это прикажет и удовлетворять его интимные желания.



РЕЛИГИЯ исчезнет когда общество перестанет соблюдать законы и пропадет уважение к женщинам и детям. Советская власть поклоняется не Господу Богу, а Свободе и Распущенности.



Россия, после нескольких месяцев управления большевиками, практически превратилась в пустыню, миллионы людей уже погибли и миллионы умирают от голода. Промышленность в стране парализована, управление страной находится в руках жестоких убийц, законопослушные граждане убиты или скрываются от новых властей, лишенные всего своего имущества.



Американское уклад жизни гарантирует каждому человеку свободу выбора и возможность к процветанию и счастью. Сегодняшний трудяга может завтра стать миллионером. Рабочий класс должен и капиталисты должно сотрудничать для достижения продуктивности. И те и другие должны соблюдать законы, которые создаются избранными представителями нашего общества.



Главным оплотом Американского рабочего в борьбе с Большевизмом должен быть наш интеллект, трудолюбие и патриотизм.



Историческая справка:



1919-1920 гг., бывшие в России годами гражданской войны, были довольно бурными и в США. В 1919 году по стране прокатилась волна крупных рабочих забастовок, некоторые сопровождались беспорядками и насилием. В том же году образовались две коммунистические партии (объединившиеся в 1921 г.), и правительство чувствовало за стачками и беспорядками руку большевистской Москвы. Были произведены многочисленные аресты, среди арестованных оказалось много «красных» из Европы, в декабре в Россию был отправлен транспорт с 249 «красными», депортированными как «нежелательные иностранцы».



Общественное мнение было встревожено; Сенат образовал особую комиссию, которая собрала значительный материал о коммунистической пропаганде. Однако было в США и пробольшевистское течение. Были псевдолиберальные сенаторы, — сенатор Бора, возглавлявший небольшую группу единомышленников, в начале 20-х годов добивался (тщетно) признания советского правительства. Были интеллектуальные снобы женского и мужского пола, влюбленные в идею и в слово «революция», независимо от того, какое конкретное содержание вкладывала жизнь в данную «революцию». Были, наконец, и богатые капиталисты, надеявшиеся, что с началом нэпа в Советской России можно делать хорошие дела. В 1919 году в США образовалось «Общество технической помощи Советской России» (и некоторые инженеры и техники из США принимали участие в восстановлении советской промышленности, главным образом на юге России). В 1921 году возникло «Общество друзей Советской России»; образовался особый «Женский комитет за признание Советской России».



Американская интервенция, Владивосток, 1918 год


Советское правительство не раз обращалось к правительству США со своими мирными и «дружественными» предложениями, но правительство Вильсона-Лансинга твердо стояло на позиции «непризнания», ибо, как заявил президент Вильсон в своем обращении к Конгрессу и народу (в сентябре 1919 г.), «нынешние правители России не имеют мандата от народа и не представляют никого, кроме самих себя».



Тогда Ленин решил действовать «нахрапом» и прислать в США свою «дипломатическую миссию» без всякого признания, приглашения или хотя бы согласия американского правительства. В марте 1919 года в Нью-Йорк явился Л. К. Мартене как «представитель РСФСР в США», расположился как дома, открыл свое бюро и послал в государственный департамент обширный меморандум — об РСФСР и о своей миссии (Документы, II, с. 97-105). В своем меморандуме он сообщал государственному департаменту, что советское правительство создано «в результате спонтанного восстания трудящихся масс России»; что оно «является правительством, контролируемым и ответственным перед всеми теми слоями населения, которые хотят заниматься полезным трудом»; что таких лиц «по меньшей мере 90% взрослого населения» и «все эти лица обладают всеми политическими и гражданскими правами» и «непосредственно участвуют в управлении обществом». Далее, что «экономическое процветание всего мира, включая Советскую Россию, зависит от непрерывного обмена товарами между различными странами» и потому «советское правительство России желает установить торговые Отношения с другими государствами, к особенно с США... на условиях платежа, полностью удовлетворяющих обе стороны». «В случае возобновления торговли с Соединенными Штатами российское правительство готово немедленно разместить в банках Европы и Америки золото на сумму в 200 миллионов долларов для оплаты стоимости первых закупок».



Однако государственный департамент решил игнорировать самозванного советского посла и ничего не ответил на его обращение, а вскоре опубликовал сообщение, что правительство США не признает «так называемого советского правительства» и рекомендует «крайнюю осторожность» в обращении с теми, кто выдает себя за представителей «большевистского правительства» (Внешн. отнош., 1919, Россия, с. 144).



Правительство США по-прежнему признавало российским представителем Б. А. Бахметьева, назначенного на этот пост Временным правительством в 1917 году. (Бахметьев потерял свой дипломатический «статус» в США только в 1922 году.)



Антикоммунистическая пропаганда в США


Ни несмотря на свое нелегальное положение, Мартенс начал переговоры с американскими фирмами о торговых сношениях с РСФСР. Вероятно, его бюро вело сношения и иного рода и с иными кругами. По крайней мере, наблюдавшая за ним военная разведка сообщала в государственный департамент, что бюро Мартенса по видимости — учреждение экономического характера, в действительности же— ведет опасную революционную пропаганду (там же, с. 147).



Несмотря на всю американскую «нелюбезность» к Мартенсу, советское правительство всячески старалось удержать своего «посла» в США. В письме 27 мая 1919 года замнаркоминдел М. Литвинов писал Мартенсу: «Через всю нашу внешнюю политику за последний год красной нитью проходит стремление к сближению с Америкой... Мы не упускали случая отмечать наше особенное желание войти в контакт с Америкой... Мы готовы давать всяческие экономические концессии американцам преимущественно перед другими иностранцами» (Документы, II, с. 176-177). Сам Мартене старался, как мог, убедить Америку в советском миролюбии и дружелюбии. В письме к «либеральному» сенатору Дж. Уодсуорту, 5 ноября 1919 года. Мартенс, отрицая всякие обвинения в революционной пропаганде, уверял, что «российское советское правительство строго воздерживается от какого-либо вмешательства во внутренние дела Вашей страны», и подтверждал готовность советского правительства «предоставить Соединённым Штатам большие экономические преимущества по сравнению со всеми другими странами» (Документы, II, с. 274-275).




По поводу слухов об опасности вторжения советских армий в Европу, Мартене 16 января 1920 года опубликовал заявление, утверждавшее, что «внешняя политика Советской России — не империалистическая и не агрессивная, а направлена к подлинному братству и сотрудничеству между всеми странами» (Документы, II, с. 326).



Но ни уверения в дружбе, ни обещания советского золота не смягчили сурового сердца американской правящей администрации. 12 июня 1919 года в помещении «советского представительства» полицией штата Нью-Йорк был произведен обыск, который Мартене (в своей жалобе государственному департаменту) характеризует как «налет» и «погром», причем сам «посол» и его служащие в течение двух часов «были лишены свободы» (Документы, II, с. 194-197). По этому поводу наркоминдел Чичерин прислал государственному департаменту негодующую ноту протеста. Однако американская административная машина продолжала работать (хоть и довольно медленно). Наконец, в декабре 1920 года был издан декрет о депортации Мартенса, и 22 января 1921 года неудавшийся советский посол покинул негостеприимные для него берега Америки, ухитрившись, однако, «поработать» здесь без малого два года.



В декабре 1919 года, незадолго перся своей отставкой, государственный секретарь Лансинг представил президенту Вильсону меморандум, в котором по-прежнему весьма отрицательно характеризовал советское правительство как «военную диктатуру, контролируемую небольшой группой непосредственного окружения Ленина», и как «революционных авантюристов, стремящихся к ниспровержению демократических правительств повсюду» (Внешн. отнот., 1920, III, с. 440 и 437). Однако Лансинг допускал возможность, для частных лиц и корпораций, торговых сношений с Советской Россией, — и в следующем, 1920, году запрещение вывоза товаров из США в РСФСР было отменено. В феврале 1920 года Лансинг вышел в отставку, его заменил на посту государственного секретаря Б. Колби.


Проблема.

Лично знаю Андрея, а Андрей знает систему изнутри. Что такое "оцифровка" архивов в наших реалиях.

Архивист Андрей Удинцев об оцифровке архивных документов:

"...если б вы знали "методику" подготовки дел к этой самой "оцифровке", вы были бы осторожнее в восхвалении процесса... хотя оцифровка и позволяет потом почти на 99,99% отказывать в выдаче в читальный зал оригинала...."

"...например, толстенные метрические книги с их оригинальной монастырской брошюровкой распарывались на 2-3-4 части (то есть уже уничтожались как памятник истории и культуры), при последующей сборке эти разрозненные части иногда перепутывались - подшивались в разные обложки и выяснялось это случайно, при получении сотрудниками для исполнения запросов или для выдачи титулованным исследователям в читальный зал... листы крупноформатных дел для втискивания их в поточный сканер подрезали ножницами... после сканирования так называемая сборка расшитых дел производилась жёстко: сверлением дел с отступом на 2 см от края дела - информация (например, данные угловых штампов, текст документов) оригиналов при такой подшивке исчезала навсегда, а на моё, к примеру, возмущение этим варварством был обескураживающий ответ: "какая разница - теперь же есть электронный вариант - сканкопия"..."

"к слову: когда лет 20 назад директором одного из госархивов области был назначен бывший комсомольский работник (то есть для номенклатуры свой в доску парень), по образованию - физик, он прошёл по хранилищам, оглядел полки с обветшалыми от времени делами и изрёк: "вот! есть же новые технологии - может быть скоро оцифруем всё и сдадим в макулатуру это рваньё"... к счастью, до процесса оцифровки тот физик не доработал - попросили уволиться раньше, но более поздние времена показали другие особенности цифровального производства... не спорю: грамотная последующая кодификация позволяет в считанные доли секунд находить нужные материалы... однако ж, само сканирование не планировалось выше 5% дел по причине невероятной дороговизны... о негативе не просто не принято говорить, но бывали моменты и угроз оргвыводами за разглашение..."

"...это происходит повсеместно там, где так называемая выборочная оцифровка поставлена на поток в ограниченные временные сроки... более того, последующее влитие огромного оцифрованного массива неизбежно сопровождается перепутыванием номеров описей и дел и наполнением их неродными материалами... но это уже происходит дистанционно по принципу удалённого доступа и, к сожалению, не в архиве... такова "методика"... по сути - все. кто этим занимается, занимается "не своим делом"... но мода... стремление угнаться за кем-то... выпячивание принципа: "у нас есть, а у вас нет!"... много вопросов... нужна ли оцифровка? отвечу так: когда-то люди жили в пещерах и ели сырое мясо... потом на голову им свалился прогресс..."

Читатель: "Мне вот, например, ГАРФ отказывал в фотокопировании альбомов Романовых из-за их ветхости, позже им пришлось самим их сканировать на планш. сканере, отчего переплет повредился (сотрудник зачеркнул мою просьбу о фотокопировании и начертал "скан только силами ГАРФ"). Сам бы хоть из их рук все отфотал бы с меньшими потерями для дела, не знаю, почему они так на требовании написали. А еще они сканер не могли настроить нормально, пока им не ткнул на шумы на изображении, если бы не это, сделали бы бракованную оцифровку и "мучили" бы дела повторно."

Андрей: "знаю о такой проблеме! Очень болезненная тема... Росархив пытается её решить...Однако ж, действовавшие правила не запрещали самостоятельного копирования, но отдавали это на откуп руководству архивов... Хорошо это или плохо? Нередко в руководстве архивных учреждений те, кто совершенно также мог бы руководить свинофермой или водоканалом... Плюс "спущенный сверху" огромный финансовый план по зарабатыванию внебюджета, который выполнить ох как сложно... Вот и пытаются такие руководители трактовать скользкие пункты правил явно не в пользу исследователей..."

Полностью обсуждение доступно по ссылке: https://vk.com/infopoisk?w=wall-18133481_2409