May 10th, 2017

Главные беды России на 1754 год.

Озвучил 7 октября 1754 года в Правительствующем Сенате Петр Иванович Шувалов и именно в такой последовательности:
"Вред империи в разсуждении главной силы государственной есть следующий:
1. От выбылого народу за границы;
2. От небрежения множественного числа солдатских детей, ис которых без всякого присмотру большая часть не определенных в службу скитается и пропадает;
3. От збору в зачёт со обывателей провианта и фуража под квитанции;
4. От проходящих полков притеснений и обид поселянам и протчих тому подобных приметок, грабительств и раззорения;
5. От неурожая хлеба и от дешевизны, где по благодати божеской и довольно родится;
6. От неспособных в губерниях, провинциях и городах присудствующих, через то от оскудения в правосудии.
Сии то причины от чего главная сила государства, следственно и империя, от времени до времени, когда изобретенными способами такия все вредительные народу обстоятельствы не прекратятся, непременно ослабевать и упадать принуждена."

Исторический архив, 1962, номер 6, с. 105. Ссылка на рукопись ЦГАДА ф.248-Сенат, д.2905, лл. 97-140.

Единственный "пунктик" Дзержинского.

Собственно, даже враги и современные злопыхатели никогда не ставили под сомнение исключительную скромность Феликса Эдмундовича. Человек жил революцией и работой. Спал в рабочем кабинете, питался впроглодь, ходил в штопаной шинели. Никаких излишеств.
На сороковую годовщину Октября в Государственном музее Революции собрали старых большевиков на вечер памяти Дзержинского. Выступали С.Г. Уралов, И.П. Яворский и С.Н. Аралов. После всякой официальщины, старикам задали красивый вопрос: портрет живого человека неполон без описания его слабостей - какие были слабости у Дзержинского?
Да не было у него слабостей, ничего такого за ним не замечали - как есть"железный".
Но аудитория не унималась, галдела, что так не бывает и требовала вспомнить хоть что-нибудь.
Первым вспомнил Аралов, а остальные тут же радостно поддрежали - точно! был у Эдмундовича один "мещанский" пунктик!

"Железному Феликсу" было абсолютно все равно чем питаться, на чем спать и что носить. Дорогое бухло, сексуальные соблазны, марки автомобилей и всякая роскошь были ему глубоко безразличны. Никогда не следил за модой и не посещал барбер-шопы. Брюки, в отличии от хипстера Ленина, никогда не подворачивал. Но!
ФУРАЖКА ДОЛЖНА БЫТЬ ЗЕЛЕНОЙ!
И это не требование униформы - просто другого головного убора он не признавал. Если приходилось надевать шляпу - обязательна ЗЕЛЕНАЯ лента на ней.
Про "пунктик" знали все: и товарищи по ссылкам и эмиграции, и коллеги, и подчиненные. Возможно даже шутили на этот счет. А вот спросить об этом самого Эдмундовича никому не приходило в голову. О чем и на том собрании жалели и я сейчас.