June 8th, 2017

Если бы Робин Гуд писал автобиографию.

"Моя натура требовала немедленных действий, мести по отношению тех, кто так издевался над трудовым народом.
Эти годы создают из меня смертельного, беспощадного мстителя. Мстителя активного. Начинаю террор помещиков и богачей. Сжигаю их имения, забираю ценности, которые раздаю бедноте в городах и селах.
Попытки схватить меня не удавались, так как и крестьяне и рабочие всегда наотрез отказывались выходить и выезжать на облавы, устраиваемые по поводу моей поимки. Несколько раз отбиваю от военного конвоя вооруженным нападением крестьян, арестованных за беспорядки, и, наконец, зимой .... года, проданный властям за 10 тысяч одним провокатором, арестовываюсь.
Через 3 месяца после заключения в тюрьме, при помощи своих товарищей, связываю всю администрацию, обезоруживаю всю стражу тюрьмы - бежим, но уже на улице ранен и меня снова водворяют в тюрьму.
Сажают снова в одиночку и через 3 месяца снова бегу уже один из пятого этажа."

Как-то так.
Но написал ее Котовский в 1920 году.

Сочинская пушка 1906 года. Сценарий Р.Л. Стивенсона.

Русская революция 1905-1907 гг. известна, главным образом, расстрелами в Санкт-Петербурге и баррикадными боями в Москве. Однако, "весело" было и в других городах империи.
В Сочи произошло полноценное вооруженное восстание. С перестрелками, погонями, нападениями на дилижансы, песнями, знаменами и ээ... сильным южным колоритом.
Революционеры взялись в тихом курортном городе из-за шоссейного, железнодорожного и дачного строительного бума. Дороги строили грузины, дачи - абхазы. У дорожных рабочих был весьма специфичный профсоюз - Батумская ячейка РСДРП, которой рулили люди с очень известными в СССР грузинскими фамилиями. С дорожными рабочими никто не связывался и вообще. Да.
Связь с Кавказским центром и заграницей держали через сочинских армян.
Кроме того, в сельской местности и в Адлере работали, правда без особого успеха, несколько эсеровских ячеек.

После выхода Высочайшего манифеста от 17 октября 1905 года, в сочинском кафе "туземца" Утобахии прошел съезд представителей всех революционных сил округи. Постановили брать власть в Сочи. К абахазам отрядили агитатора Гватуа, к невовлеченным в "профсоюз" дорожным рабочим - товарища Хуциашвили. Главными городскими агитаторами назначили Поярко и Сальникова.
Агитаторы ругали царя и правительство "не стесняясь в выражениях" и призывали создавать народную милицию "для охраны завоеванных прав". Полиция писала Черноморскому губернатору о безобразиях, но адекватного ответа не получала. В ноябре сочинские "буржуа", видя как фестивалят на улицах "гастарбайтеры", взяли и забрали все вклады из местных отделений банков. Губер проснулся и приказал арестовать "смутьянов". Городовой Шинкарев приказание-то получил, но одновременно "доброжелатели" сообщили, что его за это тупо убьют. Сочи город маленький, да.
Полиция жевала мочало и не знала что делать.
В декабре в Сочи стянули всех стражников округа и роту Херсонского полка.

Что в ответ сделали революционеры. Революционеры уехали на рождество бухать в Гагры. Другого объяснения я не нахожу, но видимо в ходе эпичной пьянки, гагринский князь Александр Инал-Ипа проникся революционной романтикой и подарил Гватуа 1000 "швейцарских ружей", которые год назад пропали с какого-то иностранного судна.
Ружья были уложены в фелюги и отправлены в портовую кофейню в Адлере. 27 декабря 1905 года "Боевая мятежная дружина" в 100 штыков, построившись в правильные ряды, с песнями и знаменами вошла в город Сочи и стала дефилировать по улицам. Всем встречным предлагали брать ружья и вливаться. Полиция попряталась, солдаты пребывали в каком-то ступоре. "Дружина" четких целей не имела, поэтому просто маршировала по улицам. Два дня. Вот просто ходили и пели песни. Многие прохожие угощали их вином.
28 декабря товарищ Хуциашвили, с двумя вооруженными хмурыми грузинами, явился в местную типографию и потребовал немедленно напечатать 300 экземпляров воззвания к вооруженному восстанию.
В этот же время, все полицейские и стражники собрались в канцелярии начальника округа. Перед ними была поставлена задача не допустить прорыва групп мятежников в нижний город. Конные стражники Хаблиев, Гусеин и Таутиев заметили экипаж с вооруженными "имеретинцами" и погнались за ним. Нагнали в нижней части города на базаре. Экипаж остановился, из него выпрыгнули вооруженные мятежники и бросились в толпу. Стражники решили осмотреть экипаж, но из толпы по ним предсказуемо начали стрелять. На выстрелы прискакал сам начальник округа Розалион-Сошальский во главе всех стражников и полицейских.

Розалион обнаружил, что толпа разбежалась, мятежники заняли выгодные позиции за перевернутыми лавками и на крышах и ведут меткий огонь. Вокруг начали падать убитые лошади и вопить раненые. Скомандовали отступить на соседнюю улицу. А она оказалась тоже занята мятежниками. Стражники и полицейские попали под перекрестный огонь. Часть стражников спрыгнула с лошадей и забежала в кирпичный дом, откуда успешно отстреливалась, а потом прорвалась в казарму безучастных пока солдат. Командованию удалось ускакать обратно в канцелярию. В канцелярии захватили бумаги, судебных и следственных служителей и окольными путями, тайком, также пробрались в казарму.

Началась героическая и эпическая осада. Мятежники нашли пушку времен Кавказской войны.
Collapse )