June 30th, 2017

Полюбить марксиста. Революционный роман.

«Но, моя дорогая, не забывай, что русский человек «привыкает» к возмутительным условиям или по крайней мере ухитряется относиться к ним довольно легкомысленно» - из письма Н.Е. Федосеева М.Г. Гопфенгауз.
Женская история.

В июле 1889 года полиция разгромила казанский марксистский кружок, которым руководил Николай Евграфович Федосеев


человек, во многом сформировавший взгляды Ленина и обучивший его научному подходу к изучению марксизма. И это при том, что сам был на год младше Ильича. Именно 18-ти летний юноша Коля Федосеев привил Ленину ту черту, за которую его неимоверно уважали соратники и перед которой трепетали оппоненты - используя в аргументе цитату из авторитетного источника всегда подкреплять ее реальными фактами. Вторая фундаментальная вещь: никогда не пытаться разъяснять постулаты Маркса, Энгельса и других теоретиков и философов без привязки к реальной жизни.
Ленин сам был летом 1889 года в Казани, хотел встретиться, но помешал арест Федосеева.

Молодые марксисты получили различные сроки. Федосеева отправили отбывать наказание в питерские "Кресты". Дали ему 2,5 года.
Сидеть Федосееву было очень тяжело из-за его привычки любой обращенный к нему вопрос рассматривать всесторонне и искренне пытаться помочь спросившему - его заслушивались надзиратели и конвоиры. Начальство замечало это безобразие и отправляло Федосеева в карцер.
Не сломаться Федосееву помогло питерское отделение нелегальной политической организации "Красный Крест" в лице Марии Германовны Гопфенгауз.
Мария Германовна посещала узника под видом его кузины. Передавала мелкие разрешенные посылки, а уносила его мысли, планы статей и письма к товарищам, которые запоминала наизусть. Заодно закатывала скандалы тюремному начальству. Делала это с такой страстностью и частотой, что Федосеева перестали сажать в карцер - ну его!

Выпустили Николая Федосеева и еще нескольких революционеров из провинции в 1892 году с запретом проживать в столицах и предписанием немедленно покинуть город. А Мария Германовна сделала им потрясающий подарок, всю полноту которого поймут ученые и исследователи. Она убедила полицейское начальство дать им двое суток на сборы и повезла их в библиотеки и книжные магазины. В книжных магазинах "политические" буквально накинулись на книги и Мария Германовна помогла их оплатить (она была дочкой коллежского советника, занимавшего неплохой пост).
Федосееву предстояло ехать во Владимир, который ему назначили на жительство. А он уже не мог обходиться без Марии Германовны. Да и она, рядовой до того член подпольного кружка, благодаря связям и востребованности Федосеева в революционном мире, впервые почувствовала себя нужной. Она поехала за ним. Как друг и соратник. Ибо межу ними лежала огромная, для тех лет, пропасть в возрасте - Мария была старше Николая на 13 лет.
Collapse )

Когда отчаянно пытались, но так и не смогли "урезать осетра".

"Во время одного из боев на донском участке фронта Олеко Дундич почти один схватился с целым эскадроном белых казаков. Его окружило около 50 человек белых. В левой руке он держал шашку, а в правой револьвер, управляя лошадью ногами. Разрубая шашкой противников "до седла", он метко бил их в лоб и в сердце из револьвера и в короткое время положил на месте 24 человека. Остальные в панике отступили. Поймав одного из офицеров этого отряда, тов. Дундич сел на его спину верхом и крикнул, сняв шашку: "Довольно, надо немного отдохнуть!".


"Боевое содружество трудящихся зарубежных стран с народами Советской России" (1917-1922). М., 1957, с.233.