August 22nd, 2017

Встреча американского "хлебного" парохода "Лео" в 1892 году.

Тема помощи США голодающим русским крестьянам в 1891-92 гг. достаточно хорошо освещена и изучена. Официальная, от благотворительных организаций - в большей мере, благодаря широкому освещению в прессе. Квакеров не афишировали, да только Толстого тогда читали все.
Первый американский пароход с хлебом "Миссури", пришедший весной 1892 года в Либаву, произвел фурор - о нем шумели, кричали, а старик Айвазовский даже картину с зимним пейзажем изобразил. Про "Миссури" хоть и с недочетами, но весьма наглядно изображено здесь:
http://rochensalme.livejournal.com/40498.html

Второй пароход менее известен просто потому, что он второй. Хотя шуму наделал тоже немало - пришел сразу в Питер и дворянство просто не могло не устроить по этому поводу балов, раутов и банкетов. А балы, рауты и банкеты обязательно должны освещаться в светской хронике - без этого смысла же нет. Поэтому картинки и портреты достойных американцев (пастор второй рейс сделал) находим в журнале "Всемирная иллюстрация за 1892 год в номере 1226.


Пастор, я так понимаю, капелланом был? Цифра на шляпе - номер полка?
Балы балами, а полезного пароход много привез:
- 1.300 тонн хлеба;
- 56.875 пудов муки в мешках;
- 300 пудов муки в бочках;
- 1.590 пудов зерна;
- 480 ящиков сгущенного молока и шоколада;
- 160 пудов консервированных фруктов и бобов;
- 8 ящиков печенья;
- 1.100 тонн хлопка, гарпиуса, керосина и спичек.
Груз составил максимальную грузоподъемность судна в 3.000 тонн.

Все это отправилось тремя поездами по следующим маршрутам:
Рязано-Уральская, Грязе-Царицынская, Сызрано-Вяземская и Орлово-Грязская железные дороги.
Хотя журналу эти цифры были неинтересны - он постил больше про балы и торжественное:
Collapse )

Немец гадит.

Спиннеры-спиннеры... Тут людей вон на буккеры подсадили.
Некий А.Егоров, народный учитель из села Качкаровка Херсонского уезда, так описывает причины неурожая 1891 года в своем уезде:



Вопросы по изучению неурожая 1891 года, сс. 57-58.
В СССР заразу запретят.

Лайфхаки краснокитайской братвы.

1. Действия против конных казаков в степи.
В 1918 году соединение Венедиктова отступало сквозь восставшие казачьи станицы на север. В станице Калач Венедиктов был предательски убит восставшими и командование принял Скондаков.
Патронов нет, еды нет, много раненых и больных. Построились в каре, в центр поместили раненых и больных и, со штыками наперевес, двинулись дальше в путь.
Казаки гарцевали и наблюдали в отдалении. Время от времени подъезжали и стреляли по плотному строю. Красные подбирали упавших и продолжали молча, без выстрелов идти. Получив подкрепления и поняв, что у красных нет патронов, казаки решили всех зарубить. Атаковали в шашки, галопом, не в плотном строю. В отряде была рота китайцев-интернационалистов. Ее командир, Сун Цзы Бин "подал какую-то горловую команду" и китайцы, группами по два человека, бросились вперед на налетающих казаков. Один впереди и один чуть сзади.
Тот, что впереди, как бы подставлял себя под удар шашки, неожиданно приседал и, прикрываясь винтовкой, отводил удар в стороны. В ту же секунду второй китаец прыгал и протыкал всадника штыком.
Видя такое дело, одесские моряки из отряда заорали палундру и тоже бросились в штыки. За ними остальные.
У казаков случился затор из убитых, бегущих и напиравших сзади и их много покололи.

"Ученые записки Кабардинского научно-исследовательского института", т. XI, 1957, с.399.

2. Оборона верхних этажей зданий в условиях городских боев.
В ночь с 5 на 6 августа 1918 года белые (казаки, офицеры, осетинские отряды) взяли Владикавказ. Продержались там 12 дней, после чего были легко оттуда выбиты. Легко - потому что понесли огромные потери, пытаясь подавить очаги сопротивления уцелевших красноармейцев китайского батальона Пау Ти Сана. Два пункта, Линейную церковь и здание бывшего воинского присутствия, взять так и не смогли. Здание Совнаркома пало всего за день до освобождения.
На колокольне церкви сидели три пулеметчика, которые пили мочу, отдавая всю воду пулеметам. Из-за них белые не могли нормально перебрасывать войска по городу. Заодно они отсекали подкрепления белых, проскакивашие в здание воинского присутствия. Там, засевшие на втором этаже 20 китайцев, перемалывали волны белых.
Как это было.
Первые два дня китайцы только держали лестничные площадки и отстреливались. Гранат не кидали. Белые думали, что их у китайцев нет и нагнали на первый этаж кучу фрагов для штурма.
Утро третьего дня, в зале, перед началом запланированного штурма, началось с того, что белые услышали над головой стук - сверху пробивали потолок. Подъесаул, командовавший отрядом казаков, приказал всем встать по углам и приготовиться стрелять. "А если гранату бросят?" - поинтересовался пехотный офицер. Все выбежали в коридор, создав там панику.
В потолке была пробита дыра шириной с кулак и красные затихли.
Белые ввалились в зал и принялись палить в отверстие. А когда устали, сверху на нитке стал спускаться листок бумаги. Когда листок уже можно было достать, один казак схватил его и развернул.
На листке был изображен узкоглазый, смеющийся красноармеец, показывающий кукиш чубатому казаку в погонах.
Белые сгрудились, разглядывая рисунок. Сверху упала граната.

На всем первом этаже началась суматоха, но не долго - прилетели гранаты-маятники. Китайцы брали гранату, привязывали к веревке с расчетом, чтоб она влетела по дуге в окно первого этажа, и бросали.
Скоро белые в здании закончились, а в подкрепление идти никто не захотел.
Бросать гранаты в дырку на потолке не получалось, забросить с первого этажа через окно - тоже. Пушек у белых не было, а пулеметы стены не пробивали:
20170822_150420.jpg

Да и пушки тут нужны были серьезные... А по улицам бегать тоже не получалось - пулеметчики на колокольне.

В здании Совнаркома, на 11-й день осады, в живых осталось трое защитников. Они полностью обессилили от голода, ран и жажды. Белые взяли их живьем, вырезали у них звезды на груди и распяли на заборе. Через день красные части ворвались в город. Один из распятых китайцев, Лю Си, был еще жив. Когда его привели в чувство, он спросил: "Винтовка где? Винтовка давай!".

Почетное прозвище от противника "косоглазые черти", китайские воины-интернационалисты, получили именного тогда, во Владикавказе. В 1957-м они с гордостью его вспоминали:
20170822_145944.jpg

Про Владикавказ и другие китайско-грузинские подвиги при обороне города:
Лю Юн-ань. Люди интернационального долга. М., 1959.
Сборник АН СССР "Китайские добровольцы в боях за Советскую власть (1918-1922)", М., 1961.
Г.Новогрудский, А. Дунаевский. Товарищи китайские бойцы. М., 1959.