?

Log in

No account? Create an account
Трудности командования интернациональной частью.
d_clarence
В середине февраля 1919 года 216-й стрелковый интернациональный полк наступал со стороны реки Кондурчи по направлению на Южный Урал. Комполка товарища Дьюлу Варгу вызвали в Москву и врид комполка поставили русского товарища Лепина. Товарищ Лепин приказы отдавал по карте, пользуясь переводческими услугами комиссара Майера и адъютантов Притчи и Отченашека.
16 февраля приказом по полку номер 40 товарищ Лапин педалировал захват частями полка Медеплавильного завода. Полковой пулеметной команде под начальством немцев Франца Гохмиллера и Якоба Борбеля была поставлена задача вести усиленную разведку во фланг наступления и поддерживать ушедших вперед конных разведчиков.
В конце дня комиссар Майер доложил товарищу Лепину, что несмотря на прекрасно работающую телефонную связь с пулеметной командой, приказ не выполнен, виноватых нет.
Разобравшись в ситуации, Лепин послал в пулеметную команду нарочного с картой.

Майер и адъютанты честно выходили на связь с Гохмиллером и Борбелем, пока немцы не послали их и перестали подходить к аппарату. Приказ звучал так:
"4 пулеметам полковой пулеметной команды под общей командой тт. Гохмиллера и Борбеля вести усиленную разведку на деревни Галиева и Аралбаева, вместе с саперной командой тов. Глезера выйти на линию Юлдукаева - Мухамет-Рахимова - Балапанова - Исянгумой".

Пролетарская непринужденность.
d_clarence
В ноябре 1917 года проверенным товарищам Поливанову, Залкинду и Маркину был вручен мандат за подписью Троцкого на приемку дел и опись архивов у министерства иностранных дел. Эти трое сначала потратили несколько дней на то, чтобы собрать разбежавшихся служащих министерства, найти ключи от кабинетов и сейфов и пинками, посулами и дележкой собственных пайков заставить хоть кого-то работать. После чего буквально утонули в работе.

Дел было огромное количество. Разделили работу так: Поливанов разгребает текущие дела, Залкинд описывает архив и публикует секретные документы Антанты, Маркин вскрывает сейфы, описывает имущество и в целом мотивирует персонал.
На работе спали, ели и просто жили - работали до одурения.
Вскрыли "музей дипломатических подарков". Не знали что делать со всем этим "хламом". Залкинд с Поливановым позвали норвежского консула и спросили того как с этим принято поступать. Тот ничего не смог сообразить и сказал "на усмотрение принимающей стороны". Решили продать все с аукциона и оттащили "хлам" для описи Маркину, несмотря на его энергичные протесты.
В эти же дни Испания отозвала своего посла дона Франсиско Гутьероса де Агуэро и в министерство пришел секретарь посольства. Попал к Залкинду. Тот долго не мог понять чего от него хочет испанец. Наконец, старые служащие разъяснили ему, что отъезжающего посла, согласно традициям международных отношений, принято награждать орденом. Посол уже вручил ноту товарищу Троцкому и секретарь посольства приехал для выполнения этой процедуры дипломатической вежливости.
Старый подпольщик Залкинд сначала дико офонарел, потом поскреб затылок и потащил испанца в кабинет Маркина. Там они с Маркиным вытащили с каких-то антресолей ящик с найденными по всему министерству орденами и медалями всевозможных государств, высыпали все это на пол и предложили секретарю посольства выбирать любые по вкусу.
Секретарь убежал