?

Log in

No account? Create an account
О дальновидности тевтонского гения.
d_clarence
Во время советско-финляндских мирных переговоров в Берлине в июле-августе 1918 года финские представители еще не умели в дипломатию - пёрли напролом, ставили невыполнимые условия и терялись при малейшем отклонении от плана. Советские дипломаты Воровский и Менжинский, как говорят в игровых видах спорта, попросту "возили" финнов (собственно, см. предыдущий пост).
Финны не стеснялись прилюдно обращаться к немцам за советом, бегать к ним и жаловаться.
К августу месяцу немцы убедились в полной неспособности финляндской стороны самостоятельно вести переговорный процесс. Знали они и о серьезных разногласиях в Гельсингфорсе, где ультра-ястребы Маннергейма требовали Петроград и Ингерманландию, а относительно трезвомыслящее большинство - мира, но с ништяками в виде русского военного имущества в Финляндии (тянуло на многие миллионы по довоенным еще деньгам) и Карелии.

Немцам от Финляднии и России нужен был мир, чтобы вывести уже спокойно войска и вломить Антанте на Западном фронте. При этом, желательно, тоже поиметь ништяков с тех и других.
Дураками в дипломатии немцы бывают крайне редко - дедушка Бисмарк выдрессировал как надо. Немцы оценили расклады, произвели подсчеты и позвали на секретные переговоры Воровского. От немецкой стороны разговор вел Оскар Траутман, который и разработал приемлемые, на немецкий взгляд, предложения.
В чем они заключались - настоятельно рекомендуется смотреть с позиций нашего послезнания:
1. Финнам, по трезвому расчету, следует отдать русским Выборг, который стоит для России дороже какого-то куска Карелии, а для финнов он ничто иное, как постоянный casus belli со стороны России в силу своего географического положения.
2. Россия не отдает всю Карелию, но выпрямляет границу в пользу Финляндии, обязуясь ввести самоуправление или автономию в своей части Карелии (см. Карело-Финскую республику в СССР).
3. В обмен на такие уступки, Россия предоставляет Финляндии выход к Ледовитому океану, который та так хочет, в районе границы с Норвегией с портом Адександровском (Полярный).

Воровский сразу сказал, что Александровск - слишком жирно и хрен мы дадим запереть Мурман. Траутман стал убеждать, что флота у финнов все равно нет, в ближайшей перспективе фиг заведут, да и от Норвегии все равно не отрежут - и так большая часть сообщения по морю.
Воровский не повелся. Тогда немцы сняли Александровск, но всю территорию до устья Мурмана предложили отдать таки финнам. Мы посчитали такое предложение приемлемым (по раскладам на тот момент), угадывая, тем не менее, немецкий задел на будущие войны.

Не прокатило потому, что финны запросили в обмен на Выборг весь Кольский полуостров. Немцы покрутили пальцем у виска, заключили с нами договор о ненападении и кинули финнов через сами знаете что.
Полагаю, согласись финны и к 30-м годам немцы им бы там на арктическом пустыре что-нибудь построили.

Конфиденциальный отчет полпреда на переговорах с Финляндией В.В. Воровского наркому индел Г.В. Чичерину о ходе переговоров в Берлине, от 8 августа 1918 г.
На фото - Оскар Траутман:

Франция Самаре.
d_clarence
Собственно, официальная помощь Франции Самаре сравнительно невелика и кат для поста не требуется. Самара не лежала в районе деятельности Французского Красного Креста и помогать нам французская экспедиция не была обязана. Тем не менее, Самара получила 12 вагонов с гуманитарными грузами ФКК (частные, общественные и партийные французские пожертвования тут не учитываются - это другая история).
6 вагонов - по беспределу: тупо отжали в ноябре 1922 года заблудившиеся вагоны, которые вообще-то следовали в Глазов. Скандалы и угрозы, вплоть до телеграмм Каменева, не помогли.
В декабре того же года французы тащили из Новороссийска 6 вагонов в Екатеринбург. На станции Безенчук паровоз сломался. Уже зная наши местные порядки и не желая мотать нервы, французы нам просто подарили эти вагоны. Пережив энергичные терки с НКПС, который хотел уволочь вагоны в Москву, Самгубисполком, чтобы никто больше не позарился, передал все 12 вагонов Поволжскому управлению Российского Общества Красного Креста, которое и раскидало грузы по детским учреждениям и больницам Самары и Безенчука.
Что мы тут получили:

"Перечень продуктов и других шрузов полученных от Французской миссии Красного Креста на 9 января 1923 г.
1. Вагон 464372 - 495 ящиков молока.
2. Вагон 764467 - 268 ящиков консервов.
3. Вагон 646311 - 286 ящиков консервов.
4. Вагон 959589 - 261 ящик консервов.
5. Вагон 224301 - 71 ящик чая, 20 ящиков мыла, 6 мешков мыла крошками, 103 ящика консервов.
6. Вагон 44663 - 193 места обмундирования (так тогда могли обзывать любой комплект одежды типа "пиджак-брюки").
7. Вагон 260977 - 499 ящиков молока.
8. Вагон 704349 - 890 ящиков сухарей, 15 ящиков мыла, 6 ящиков и 6 мешков мыла крошками.
9. Вагон /неизв./ - 60 ящиков мыла, 7 мешков мыла крошками, 60 ведер и 17 ящиков медикаментов.
10. Вагон 817543 - 272 ящика консервов.
11. Вагон 48508 - 248 ящика консервов.
12. Вагон 125795 - 327 ящиков сухарей, 227 ящиков молока".

ЦГАСО, ф. 79с, оп.1, д. 72, л. 80.

Последголу пришлось компенсировать французам самарские "подарки" взаимозачетом - фуражом, ГСМ и медикаментами.