?

Log in

No account? Create an account
Советские нищеброды в Вене 1922 года.
d_clarence
Широко известно о более чем скромном существовании советских полпредов в европейских столицах до установления официальных дипломатических отношений с РСФСР-СССР. Полпредам приходилось самим подыскивать и снимать помещения под офис, жилье для себя и советских служащих, оплачивать текущие расходы и отправку корреспонденций в Москву. Денежные переводы поступали не всегда регулярно и чаще спецкурьерами, а не банковскими переводами (переводы могли, например, арестовываться иностранными правительствами или судебными решениями по искам частных лиц), суммы были довольно незначительными (золота и валюты было мало, а советские деньги нигде к обмену не принимали). Полпреды ходили в стоптанных ботинках, заношенных и штопаных пиджаках. Прилично выглядели только Красин, Литвинов и Воровский, которые умели сами зарабатывать деньги и имели другие источники доходов помимо нкидовских зарплат. Но их только трое и всю карту не закроешь.
Во время нашего голода, особенно в острую фазу 1921-22, советские полпреды стали ходить по разным собраниям и просить пожертвований для наших голодающих. При этом большинство из них отчисляли часть зарплат в пользу детских домов. Плохо одетые, клянчащие денег советские полпреды быстро становились мемами в буржуазной и белоэмигрантской прессе.

Днище по нищебродству пробило советское полпредство в Австрии. Чтобы просто нормально пожрать, сотрудники полпредства установили очередность командировок в Берлин, где был как бы наш дипцентр по центральной и восточной Европе. В ожидании очереди не гнушались питаться на благотворительных обедах для бездомных. Продукты хранили в общаке, ношеную одежду и обувь им дарили немецкие коммунисты (часто не по размеру). Секретарь полпредства товарищ Чертов, который по должности чаще всех мотался в Берлин, при возвращении походил на "челнока" из 90-х - забивал тамбур вагона третьего класса тюками с крупой от берлинских товарищей и сидел на них, чтоб не сперли.
Тем не менее, сам офис полпредства содержался в образцовом порядке за счет скромных личных средств полуголодного полпреда (получал еще гонорары за статьи в разных периодических изданиях).

Такая ситуация сложилась не из-за козней австрийского правительства или недосмотру советского - зарплата начислялась и регулярно переводилась из Москвы в полном объеме, никто в Вене счета не арестовывал. Просто сбор средств русскими представителями для голодающих был сильно затруднен в Австрии после грандиозного скандала с Российским обществом Красного Креста (https://d-clarence.livejournal.com/58566.html). Австрийские коммунисты, рабочие и профсоюзы средства отправляли напрямую в Межрабпом или МФТЮ. Все прочие жертвовали в Международный Красный Крест или Нансеновскому комитету.
В этой ситуации полномочный представитель РСФСР в Вене Мечислав Генрихович Бронский-Варшавский принял решение взять на иждивение столько детей из голодающих губерний, на скольких хватит его зарплаты.


Его примеру последовали и остальные советские сотрудники полпредства (2-3 человека). Все вместе они полностью содержали в Москве 30 сирот-беженцев из голодающих губерний (кормили, одевали, оплачивали отопление, работу педагогического персонала, закупали медикаменты и т.п.). Дети жили в приюте при детколлекторе на Большой Царицынской (Пироговской) улице.

Завления всех совслужащих полпредства о перечислении зарплат в пользу голодающих детей переслал из Берлина в НКИД и ЦК Помгол товарищ Чертов 2 марта 1922 года (ГА РФ, ф. Р1064, оп.6, д.1, л.1).

Командировочные расходы они не могли и не имели права урезать, вот и экономили в поездках на всем, лишь бы купить самое необходимое.

Пример боевого братства от чехословацкого легионера.
d_clarence
1 марта 1922 года в Самару прибыл первый чехословацкий эшелон из 32-х вагонов гуманитарных грузов для голодающих губернии. Сопровождал эшелон бывший чехословацкий легионер, бравший в июне 1918 года Самару штурмом, делегат Чехословацкого Красного Креста Алоиз Бабка (подробнее о масштабе его личности можно почитать в этом блоге по тэгу "чехословаки").
В пути следования, в Полтавской губернии, эшелон подвергся нападению вооруженной банды. В кровопролитном бою Алоизу Бабке пришлось лично драться врукопашную с запрыгнувшими на площадку теплушки бандитами. Нападение было отбито и эшелон в целости прибыл в пункт назначения.
В Самаре эшелон должен был в первую очередь разгрузиться в склады Шведского Красного Креста, а затем Алоиз Бабка должен был сдать накладные, написать отчеты и рапорты в НКПС, своей головной организации, в ШКК и полпреду РСФСР при всех иностранных организациях по Самарской губернии.
Первым делом Бабка проверил пломбы на вагонах и написал всего одно заявление, от руки, по-русски, с ошибками.
Вот оно:

"Чехословацкий отдел миссии Нансена помощи голодающим. Самара.

Полномочному представителю РСФСР при всех иностр. организац. помощи голодающим Самары.

Ввиду тово, что Чехословацкий транспорт помощи голод. предназначен для сдачи в склады Шведского Красного Креста прошу дать распоряжение чтобы вооруженная охрана состоящая из команды Деревянникова и Петкевича была после разгрузки вагонов снята и отправлена в теплушке номер 193002 ( в которой находится) в гор. Москву в распоряжение Тульской Учебно-Кадровой бригады. Одновременно прошу снабдить выше упомянутую команду продовольствием.
Охрана выполнила свои обязанности точно.

1 марта 1922 г. Представитель Чехословацкого отдела помощи голодающим Бабка".
(ЦГАСО, ф. Р-79, оп. 1, д.108, л. 3.

Дерянников и Петкевич - командированные курсанты из Москвы, в пути находились два с половиной месяца. Питание им полагалось только от военных округов и получалось сильно нерегулярно. В бою под Полтавой они потеряли товарища

Бабка не двинулся с места, пока наш полпред Карклин не подорвался и не решил вопрос.

Фото Алоиза Бабки есть пока только одно и в ужасном качестве. Каланча с повязкой правее от центра - это он.