?

Log in

No account? Create an account
Три вопроса по Рифской войне.
d_clarence
1. На основании каких фактов советские авторы натягивали сову на глобус, утверждая, что Рифская война - есть прямое следствие нашего Октября? Понятно, что в иделогическом русле все, но какая-то зацепка для подобных выводов была же? Коммунисты в Марокко были, но разрозненно, и вроде никакой серьезной роли не играли. Абд аль-Керим с коммунистами сильно позже ручкаться начал.
2. Была ли связь алжирского отделения ФКП (в Алжире компартия только с 1936-го года самостоятельной стала) с коммунистическими группами в Марокко? И откуда вообще в Марокко коммунизм и социализм пошли? От испанцев занесло?
3. Что из себя представлял испанский армейский паек в Африке во время Рифской войны? Откуда корпус снабжался? Не из Барселоны, случаем? Ибо всплывали у нас, да.

Буду признателен за содержательные ответы.

Неудачное вложение.
d_clarence
В мае 1918 года редакции крупных и богатых японских газет "Осака майнити" и "Токио нити-нити" решили, что будет прикольно заслать корреспондента к большевикам, чтобы тот слал "мясо" про зверства комми, разруху, бандитизм и все такое клевое для массового читателя. Поехал корреспондент Фусэ Кацудзи, который уже бывал в России. Ему выдали денег и гарантию покрытия всех непредвиденных расходов.
В июне 1918 г. Фусэ прибыл во Владивосток, где получил пропуск на проезд в Москву, но поехать не смог - помешали военные действия. Поняв, что во Владивостоке ловить нечего, Фусэ рванул вокруг Света: через США, Англию и Норвегию прибыл в Финляндию - аккурат к очередному обострению советско-белофинского конфликта, 12 мая 1919 года. 15 мая, распихав по финским карманам кучу бабок своих работодателей, Фусэ попробовал перейти по мосту реку Сестру, где как раз развернулись боевые действия. Как он сам писал: "дойдя до середины моста, далее на Восток не смог сделать и шага".
Фусэ вернулся в Гельсингфорс и оттуда переехал в Эстонию. Эстонцы тоже сильно любили деньги и дали малознакомому журналисту обратиться в советский НКИД через военный телеграф. Ответил ему сам Чичерин в том смысле, что принять корреспондента будет возможно только прояснения позиции Японии в войне.
Фусэ пришлось зазимовать в Эстонии. Зимние холода он вспоминал с ужасом, несмотря на купленную за счет редакций роскошную шубу.
Только 26 марта 1920 года Фусэ получил в Ревеле пропуск от советской стороны и выехал в РСФСР. В нашей стране Фусе провел несколько месяцев. Интересовался всеми проблемами, встречался с наркомами и с самим Лениным. Восхищался порядком на улицах и лозунгом "Кто не работает, тот не ест". Домой ехал через Сызрань, Самару, Уфу, Челябинск, Омск, Иркутск, Читу, затем через Монголию до Пекина, и морем вернулся в Осаку.

Редакции потратили на его поездку астрономические суммы и ждали захватывающего материала. Фусэ накатал целую книгу на 306 страниц.
Получился такой мощный гимн РСФСР и лично Ленину, что цензура сначала вымарала 240 страниц, а затем, когда несчастный огрызок смели с книжных полок, и вовсе запретила книгу.

О замечательной беседе Фусэ с Лениным можно почитать тут: https://leninism.su/books/4277-my-optimisty.html?showall=&start=6
О поездке: В.Г. Сапожников. Советская Россия глазами японского корреспондента // Народы Азии и Африки, номер 5, 1967.