January 26th, 2019

Тактика "индейской войны" в Центральной Сибири в 1918-1919 гг.

В глухом "медвежьем" углу Красноярского уезда Енисейской губернии, на левом берегу реки Мана, в 50 верстах от ближайшей железнодорожной станции Камарчага, располагалась Степно-Баджейская волость, состоявшая из 32 поселков. Населяли ее в основном русские переселенцы, с небольшим количеством ссыльных поляков и нескольких латышских и эстонских ремесленников-кустарей - всего 4.000 человек. Волость как голосовала поголовно за большевиков в 1917 году, так и признавала законным только Советское правительство на протяжении всей Гражданской войны. "Заманцы", как называли жителей волости, не признавали Сибирское правительство в Омске и, в последствии, Колчака. Все распоряжения игнорировались, мобилизации саботировались, подати не выплачивались.
Первым начало присылать карательные отряды Сибирское правительство. Для защиты волости было создано народное ополчение из двух отрядов Ивана Богана и Лидина-Пуляева.
Пулеметов и орудий у ополчения не было. Опыт срочной службы имели всего несколько человек. То, что на открытой местности у них практически нет шансов, ополченцы прекрасно понимали. Поэтому первые отряды ополчения "родили" свою уникальную тактику, оказавшуюся на первых этапах настолько эффективной, что к зиме 1918-1919 в тылу у Колчака уже существовала внушительных размеров Заманская партизанская республика с полноценной армией (гуглить).
Тактика состояла в следующем.
Все бойцы были разделены на взводы с нарезным оружием и взводы с дробовиками. Дробовики заряжались только картечью или крупной дробью. "Дробовики" предназначались только для ближнего боя и им запрещалось открывать огонь дальше чем на 20 шагов. "Нарезные" предназначались, соответственно, для дальнего боя и несения дозоров.
Отряды карателей старались заводить в лес: крестьяне с имуществом просто в него уходили из поселков, и каратели шли по следу. "Дробовики" вставали за деревьями на расстоянии 10-12 шагов друг от друга, подпускали противника на максимально близкое расстояние, всаживали в него картечь и в облаке порохового дыма бежали в сторону товарища, который также в свою очередь делал выстрел и отбегал. Обстреливаемый со всех сторон и окутанный дымом противник вынужден был останавливаться, чтобы справиться с паникой, наладить связь подразделений и командование. Когда дым рассеивался и "дробовики" очищали пространство вокруг неприятеля, профессиональные таежные охотники приступали к его планомерному отстрелу с дальних дистанций, оставаясь невидимыми в чаще леса. Рядовые каратели отказывались бросаться наугад в атаку, а офицеры быстро заканчивались - противник вынужден был отступать (чаще просто бежать), оставляя на месте раненых и тяжелое военное имущество.
Первые же бои у реки Барзаночки и деревни Тюлюп принесли ополчению первые пулеметы "максим" и "кольт" с большим запасом патронов. В отряды потянулись мужики из соседних волостей, а также плутавшие по лесам бойцы разбитых красноармейских частей. Вскоре ополчение разрослось до "армии", командовать которой поставили "самого образованного" - агронома Александра Диомидовича Кравченко


Про короткий, но яркий жизненный путь этого замечательного человека, а также про военные действия Заманской партизанской республики есть очень много достойных материалов в сети - пожалуйста почитайте, это интересно и познавательно.
тактику первых отрядов успел описать до своей гибели сам Кравченко.