February 26th, 2019

(no subject)



Мог бы играть коварных соблазнителей в немом кино.

Но вместо этого сносил бошки басмачам в Туркестане, учился в ростовском сельхозтехникуме и руководил совхозом на Северном Кавказе.
Габор Месарош его зовут. Он из давешнего списка туркестанских красноармейцев.

Дураки против тактики, выучки и воинского мастерства казаков.

Как известно, в 1918-нач. 1919 гг. красные, особенно на Восточном фронте, безнадежно сливали белым в кавалерию. Так, в 4-й армии Р.К.К.А. всего два конных подразделения могли более-менее достойно противостоять уральским казакам в открытой сшибке - "Гарибальдийцы" и венгерские эксадроны Саратовского кавполка. Но этих было чуть более 1000-1200 сабель, а казаки зараз выставляли не менее 10-12 и чаще более тысяч.
Так как своих профессиональных конников красные берегли для серьезных боев, а остальные кавподразделения годились только для ближнего дозора колонн, то красные заодно и полностью сливали в разведку: мелкие отряды кавалеристов, при большом отрыве от пехоты, в 90% случаев казаками выпиливались, а посылаемые в разведку усиленные пехотные роты с пулеметами просто блокировались в степной местности и вынуждены были с боями и потерями отступать при израсходовании воды.
Так так полевую разведку красных лупили постоянно и в одни ворота на протяжении нескольких месяцев, то рано или поздно она должна была родить хоть какую-то эффективную тактику. Она и родила.

Как описывает Кутяков в своей монографии "Разгром Уральской казачьей армии", заключалась она в следующем: из конных разведок стрелковых полков веделялось по 10 лучших наездников на лучших лошадях, которым ставилась максимально простая и понятная задача: "Двинуться по направлению такого-то пункта и выяснить, есть ли там противник". Разведчики подъезжали к указанному пункту, давали дружный залп и при появлении на улицах казаков галопом уходили к своим.
Разумеется, что такая тактика не давала ответов на большинство важных оперативных вопросов, но позволяла не вляпаться на пустом месте в окружение и просто сберегала разведчиков, которые с каждым разом набирались чуть больше смелости, а с ней и опыта.
Дальше лучше не стало - дожевали Дутова с такой разведкой.

(no subject)

Рядовые военнопленные венгры и немцы, содержавшиеся в Омском лагере, называли свои бараки "американками" - бог весть почему. Офицеры и оставшиеся в лагере солдаты называли своих ушедших сражаться за мировую революцию интернационалистов - "наши американцы".

Карой Лигети и прочие венгры никак это прозвище бараков не поясняют, а Иосип Броз Тито, который огрёб вместе с ними, был не в теме. Немцы тоже молчок. И где искать ответ?