April 25th, 2020

Как красный латыш заставил крымских буржуев русских детей кормить.

В 1921 году в Крыму все было плохо - весь урожай 1920-го врангелевцы либо продали, либо вывезли, все хозяйство разрушено и тоже частью вывезено, сеять было нечего, а то, что выбили на Украине, даже трети общей потребности в семенах не покрывало. К тому же засуха все равно все убила.
К концу года из 800 тысяч населения голодало 600 тысяч. Совпра и ЦК Помгол могли взять на себя 200 тысяч (к лету 1922 смогут восстановить табачные и винные производства, и за счет продажи продукции местным нэпманам и на Украину взять еще столько же на питание).
250 тысяч кормили АРА, миссия Папы Римского, голландские меннониты и всемирная еврейская организация Джойнт.
Иностранную помощь бросали в самые пострадавшие, большей частью татарские, районы. В иностранных конторах же сидели в основном чиновники из "бывших", которые устраивали жуткую воликиту и в первую очередь заботились о своих знакомых. Только татарские отделения работали четко, так как татары на дух не переносили этих "бывших" - там всем руководили местные муллы. Кроме того, Совпра помогало татарам организовывать поездки за хлебом в Анатолию.
А вот русские дети, благодаря волоките русских служащих иностранных организаций, голодали. И никаких рычагов давления на эти организации у Крымпомгола не было.
Пытались проводить среди старой буржуазии и нэпманов благотворительные лотереи и простые сборы, но бестолку - никто ничего не давал.

И тогда, 29 января 1922 г, председатель Крымпомгола Юрий Петрович Гавен


собрал всех торговцев Симферополя в исполкоме на экстренное собрание. На которое на полтора часа опоздал, но караульные красноармейцы никого не выпускали, и спокойно, но твердо, просили подождать. За эти полтора часа неизвестности барыги пережили очень широкую гамму чувств.
Когда Гавен вошел в собрание, то просто попросил присутствующих регулярно отчислять добровольный налог с доходов на питание 3-4 детей. Как писал в отчете Рыскинд, "многие разрыдались от облегчения" и тут же стали радостно сбрасываться. Гавен тут же провел общую резолюцию собрания, по которой все, кто не присутствовал на собрании, должны были брать на себя не по 3-4 ребенка, а сразу по 5-6.
То же самое потом повторилось в Севастополе, Феодосии и Евпатории.

Бывш. ЦПА, ф. 17, оп. 14, д. 397, л. 61.