?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Чикагские мученики. Что на самом деле означает праздник 1 Мая.
d_clarence
Продолжение. Начало:
https://d-clarence.livejournal.com/215565.html
https://d-clarence.livejournal.com/216011.html
https://d-clarence.livejournal.com/216495.html

Глава четвертая. На пути к Хеймаркет, часть первая

Одними из учредителей и главными идеологами клуба "Lehr und Wehr" были журналисты и рабочие Альберт Парсонс, Август Шпис, Михаэль (Майкл) Шваб, Георг (Джордж) Энгель и Адольф Фишер. После кровавого лета 1877 года они, как частные лица, основали газету для рабочих "Chicagoer Arbeiter-Zeitung", более известную как просто "Арбайтер Цайтунг"


Газета была рассчитана в основном на немецких рабочих и продвигала в массы мировоззрение клуба (см. предыдущий пост по теме). Однако, чтобы показать, что дело касается всех, в газете печатали слоган на английском "Workingmen, are you armed?". И здесь надо сделать отступление и разъяснить что такое газета и журналист-агитатор тогда.

Знаю очень много людей, который искренне не понимают и смеются над нелепыми словесными баттлами положительных и отрицательных героев, с группами поддержки, в американских фильмах, где после проигрыша одна из сторон позорно сливается - "тупые, чо". Все дело в интернете газетах. Газета - это форум и чат в те времена. В газетах, пишущих на злобу дня, продвигающих какие-то идеи или посвященных какой-то специальной тематике, обязательно были развороты типа "Письма наших читателей". Люди присылали письма со своими продуманными и взвешенными (не всегда) комментариями той или иной статьи. На письма отвечал автор статьи и другие читатели. Письма не по делу и просто с руганью банили. Срачи там могли длиться годами. И за языком сильно следили - газета забанит и жди еще недели две до выхода рубрики. Время от времени, чтоб не запутаться, газеты публиковали предысторию самых интересных срачей, а сами участники наклеивали на стену или доску вырезки со своими и чужими ответами в порядке поступления. "Древовидный форум", по типу ВИФа, - суть внук данного явления. В РИ и СССР тоже такое было, что не все помнят. Слиться в форуме - позор для журналиста и газеты (у нас такое не работало, а в Америке - еще как). Но еще позорнее для журналиста и газеты - слиться в чате.
Для рабочих газет чат - это публичное обсуждение вывешенной у проходной газеты или дискуссия по статье на организованном собрании. Если статья интересна, но не очень понятна, в чат зовут автора. Если есть две газеты, где разная точка зрения, в чат могут позвать представителей обеих газет. Не придти - слив. Не придти, когда оппонент пришел - позорнейший слив. В чате рубятся тщательно подбирая аргументы и следя за логикой - модерируют все участники чата и могут засвистать. Это очень интересно - телека нет, радио нет, на театр денег нет, а тут живое представление, да еще и интеллектуальное. И да - как форум, так и чат могли иногда заканчиваться дракой и стрельбой, что в 1860-е было за правило (см. например М.Твен "Журналистика в Теннеси"), но к концу 1870-х стало сходить на нет, переходя в рамки относительно цивилизованной дискуссии.

К концу 1870-х в Чикаго уже действовала СРП, зарождалась Американская федерация труда, появилось социалистическо-профсоюзное движение, действовали и вербовали сторонников Рыцари Труда, вовсю работали рабочие союзы и штрейкбрехерские организации. В городе издавалось большое количество газет так или иначе касающихся рабочего класса с диаметрально противоположными призывами и точками зрения (тут можно посмотреть солидный список чикагских газет того времени и посчитать топичные: https://www.loc.gov/newspapers/index/partof_title/?fa=subject%3Achicago%7Cpartof%3Acatalog%7Clocation%3Aillinois&all=true&dates=1800%2F1899).
Так вот, эта пятерка стала реально затаскивать чаты. В немецкоговорящей среде забили всех оппонентов и перешли в наступление на англоязычную среду. Немцы-рабочие доставали газету на диспутах с английскими коллегами, тыкали в "Workingmen, are you armed?" и пытались донести мысль. Для подкрепления звали Парсонса и Шписа, которые доходчиво, аргументированно и зачастую с юмором размазывали оппонентов. Парсонс - самый настоящий WASP с ораторским талантом, Шпис - мозг с прокачанными скиллами марксизма и диалектики. Благодаря их выступлениям и примеру делом летом 1877 года (см. опять же предыдущий пост) в клуб потекли добровольцы, газета получила репутацию сильнейшей в теоретических вопросах социализма и рабочего движения за свои права, заставила уважать себя все просоциалистические и профсоюзные движения города.

Вот они-то и попытались договориться с нью-йоркскими "клубами", которые уже начали скатываться в чистый анархизм.

Кем они были.
Альберт Парсонс


Самый настоящий аристократ, в американском понимании этого слова. Родился в 1848 году в Монтгомери, штат Алабама, в семье владельца обувных предприятий города. Отец Парсонса был потомком "отцов-пилигримов", его прадед, Джонатан Парсонс, командовал отрядом в сражение при Банкер-Хилл во время войны за независимость - круче родословной и не придумаешь. Альберт лучше всех в школе писал сочинения и с 11 лет подрабатывал помощником печатника в местных газетах.
Когда началась Гражданская война, 13-летний Альберт вступил в отряд южан-добровольцев "Lone Star Greys". Успел принять участие в нескольких боевых схватках, когда его разыскал старший брат Ричард - капитан артиллерийской роты. Брательник навалял мелкому и хотел отправить домой, но Альберт проявил характер и настоял на том, чтобы остаться в батарее брата. За год сильно поднаторел в артиллерийском деле и его забрал к себе уже настоящим артиллеристом другой брат - кузен Уильям Парсонс. Уильям командовал кавалерийской бригадой в Трансмиссисипской армии. В ней Альберт и воевал до конца войны.
Вернувшись домой Альберт обнаружил послевоенные разруху и упадок. Вместо того, что бы проклинать янки, он задумался о причинах социальных потрясений. Поиски ответов на вопросы свели его с аболицонистами и он стал выступать за права негров в газете "Спектейтор". Все друзья и сослуживцы отвернулись от него. Пару раз его вызывали на дуэли, с которых оппоненты возвращались с легкими ранениями.
В 1869 году он устроился выездным корреспондентом хьюстонской газеты "Дейли телеграф". Верхом объездил весь Техас. В одной из поездок встретил девушку необыкновенной красоты - наполовину мексиканку, на половину индианку Люси Гонсалес. Три года ухаживал, пока она наконец не согласилась стать его женой


Парсонс привез ее в Хьюстон и стал бороться за права "цветных". Общество сильно не восприняло, с работы уволили и молодым пришлось уехать после недвусмысленного визита представителей ку-клукс-клана.
Уехали в Чикаго, где не было ни одного знакомого. Альберт устроился наборщиком в типографию, Люси пошла в портнихи. Так получились, что жили и работали они в окружении иммигрантов, преимущественно из немцев. Очень быстро освоили смешанный англо-немецкий диалект и завели много друзей. Люси неожиданно обнаружила ораторский талан - ее часто стали приглащать на всякие женские собрания. У пары родилось двое детей: мальчик и девочка. В Чикаго Парсонс вступил в орден Рыцарей Труда и в СРП (совмещение никто не запрещал). В 1876 году он уже работал внештатным корреспондетом газет "Интероушен" и "Таймс".
Летом 1877 года патрулировал с "клубом" улицы и брал на себя переговоры с полицией и нацгвардией (забавно: бойцы немцы-"северяне" с парламентером джентельменом-"южанином"). Парсонса заметили, взяли на учет в полиции и уволили с работ. Он не отчаялся и с головой ушел в политическую работу, продолжая писать анонимно статьи в газетах. Именно он помог ван Паттену создать практически с нуля чикагское отделение СРП и от СРП ездил на первую американскую социалистическую конференцию в 1879 году в Аллигени-сити, Пенсильвания. К этому времени Парсонса знали уже далеко за пределами Чикаго, как оратора, публициста и одного из идеологов клуба.

Август Шпис


Родился в 1855 году в Гессене в семье лесника округа Кургессен, в замке Фриденвальде. В школе проявил интерес к техническим наукам и по окончании поступил в Политехникум в Касселе. В 1872 году неожиданно умер отец и родня приняла решение, что Августу лучше уехать в США к "богатому" дяде, который торговал мебелью в Нью-Йорке. Дядя оказался действительно мебельным спекулянтом, но за даром оплачивать обучение племянника он не хотел - отправил Августа обучаться ремеслу мебельщика. В Нью-Йорке друзей у Августа еще не было и он стал ходить в библиотеку, где единственнми обнаруженными им книгами на немецком языке были труды немецких социалистов и Маркса (непуганные времена). Попробовал развивать идеи с дядей, но не сошлись во мнениях. Август дернул в Чикаго, где работал фермером, бухгалтером, краснодеревщиком. В Чикаго он достает в немецкой общине труды Марскса, Энгельса, "Манифест коммунистической партии" и вскоре становится авторитетным источником цитат по ним. Одновременно он так усердно занимался английским языком, что очень скоро стал говорить почти без акцента - Августа стали брать с собой на диспуты. В 1877 году Август Шпис вступил в СРП и в том же году познакомился с Парсонсом. Стал членом "клуба".
В 1878-79 годах неоднократно выдвигался на различных выборах. Стабильно занимал второе место, уступаю денежным мешкам и их ставленникам. Стал знаменит. В 1880-м возглавил местное отделение Рыцарей Труда. Вместе с рыцарями организовал несколько забастовок горняков и добился для них подобия медицинской страховки от хозяев.
В 1882 году, прибывшие из Германии классические коммунисты были поражены подкованностью Шписа, а с Зорге они стали друзьями.
Шпис никогда не терял интереса к естественным наукам и посещал лекции по химии и физике. На одной из лекций познакомился с дочкой богатого и известного химика Ниной ван Зандт

Молодые люди полюбили друг друга, но отец Нины был резко против их союза. Нина все равно вышла за Августа, но случилось это уже в камере смертников.

Михель Шваб


Родился в Китрингене, в Баварии, в 1853 году. Рано осиротел и воспитывался дядей-религиозным фанатиком. Как сам вспоминал Шваб: "до 12 лет я рос религиозным фанатиком" ("The Autobiographies of Heymarket Martyrs"). Веру в бога поколебал Шиллер - его томик попал в руки Шваба в школьной библиотеке. За ним пошли Гёте и Гейне. Шваб стал восторженным поэтом-романтиком. Писал стихи, которых позже стыдился. Когда Швабу было уже 16 лет. дядя понял что что-то не так и вызвал его на серьезный разговор. По итогам разговора выкинул из дома и лишил средств к существованию. Шваб пошел работать помощником переплетчика, после овладения профессией переехал в Вюрцбург. В Вюрцбурге познакомился со студентами-социалистами. Юный Шваб так проникнулся их идеями, что ездил в Лейпциг на процесс над лидерами немецких социал-демократов: Бабеля, Либкнехта и Гепнера. Конспектировал их выступления.
После процесса несколько лет путешествовал по немецким университетам и читал свои конспекты в кружках. был взят на учет полицией. В 1879 году был вынужден переехать в США, где сразу узнает об интересном клубе в Чикаго (никак свои явку дали). В 1880 году он вступает в СРП, а осенью того же года, сносно овладев языком, организовывает первую ячейку партии среди горняков Колорадо. Организационный и ораторский талант замечают в Чикаго и зовут работать в "Арбайтер Цайтунг", которая уже вышла за границы простой иммигрантской газеты.

Втроем, плечо к плечу, Парсонс, Шпис и Шваб приняли бой на первой конференция "клубов", которая прошла в Чикаго в 1881 году. Съехались делегаты из всех городов. На конференции единогласно приняли объединяющее название: "Революционная социалистическая партия - революционеры-социалисты". Но дальше этого дело не пошло. Нью-йоркцы требовали сообща приступить к убийствам "бешеных собак", выработать программу террора и запугивания капиталистов. До них попытались донести марксистскую идеологию, но им не зашло. Они стали брать чикагцев на слабо. Чикагцы не велись, резонно указывая на некоторые свои акции со смертельным исходом. Закончилось все детским садом: стали спорить кто храбрее и отмороженнее. Так как терминология еще не устоялась, а самыми радикальными революционерами были анархисты, то и спорили кто больший "анархист", чем запутали историков рабочего движения в США. Разрыва на конференции не произошло, но каждый остался при своем мнении.
В редакции "Арбайтер Цайтунг" поняли, что повелись как дети и слили - надо укреплять свои позиции. Парсонс, Шпис и Шаб стали ездить по городам и поселкам с публичными выступлениями, задружились с Рыцарями Труда, стали заново налаживать мосты с СРП. Со всеми нашли компромисс и стали поддерживать друг друга. Как писал сам Парсонс: "Я вдоль и поперек изъездил штаты Небраска, Айова, Канзас, Миссури, Висконсин, Иллинойс, Кентукки, Мэрилэнд, Огайо, Мичиган, Пенсильвания и Нью-Йорк. Здесь я выступал от имени Рыцарей Труда, Федерации Тред-юнионов и социалистических организаций" ("The Autobiographies of Heymarket Martyrs").

На всех собраниях Парсонс продвигал одну основную мысль: для успешной борьбы за свои права, надо входить в профсоюзы и делать их социалистическими, потому что только социалистические профсоюзы будут последовательно отстаивать интересы рабочих. И эти слова находили живой отклик, так как профсоюзы (что тогда, что сегодня) имеют следующую тенденцию: поднимают одну насущную проблему, воюют с руководством, договариваются с руководством, проблему частично решают или находят компромисс, налаживают, благодаря переговорам, личные связи с руководством , попадают под его влияние и становятся, осознанно или неосознанно, инструментом подавления трудящихся. Социалистический же профсоюз, по мысли чикагцев, должен быть таким:
- правление избирается из классово мыслящих и идеологически подкованных рабочих;
- с руководством правление общается только в полном составе;
- все члены правления избираются на определенный срок прямым голосованием собрания рабочих и подотчетны ему;
- профсоюз подпирают и имеют в нем представительство "клубы" и рыцари - с одной стороны защищают, а с другой - являются своеобразными комиссарами.

В октябре 1883 года в Питтсбурге состоялся всеобщий съезд "революционер-социалистов". Нью-йоркцы приехали уже с Гансом. Ганс сходу предложил создать "Анархистский Интернационал" в противовес "пассивному и бездеятельному европейском Интернационалу". Никто, в принципе, против такого названия не возражал (кроме Шписа и коммуниста Зорге), что еще больше запутало будущих историков. Название приняли.
Далее Ганс озвучил свою программу индивидуального террора против промышленников, заманчиво описал будущие плюшки и пряники и едко спросил: какая программа у чигакцев? Чикагцы ответили: "Коммунистический манифест".
Ганс не знал, что благодаря поездкам и выступлениям чигакцев большинство в зале знают и понимают что это такое, поэтому он начал его остроумно высмеивать. Он предлагал действовать немедленно, указывал конкретно, что нужно делать, и очень логично все расписывал, чем поколебал многих из присутствующих.
В ответном слове Парсонс и Шпис изложили свою точку зрения (социалистические профсоюзы и последовательное отстаивание своих интересов не по отдельности, а во всей совокупности) и указали на присутствующих в зале рыцарей: "вот наши союзники" (а рыцарей, к тому моменту было уже 300.000+ по стране).
Ганс сказал, что это все сопли и надо начинать террор, чтоб всем показать свою силу. Произошел непримиримый раскол на две партии. Каждая партия приняла свою резолюцию по итогам съезда.
Партия Ганса стала сплачивать вокруг себя лево-радикальный элемент и чистых уголовников, очень быстро потеряла общее управление. Часть партии утонула в эксах и растворилась в уголовном мире, часть постаралась иди намеченным путем и превратилась в "профсоюзную мафию": подминали под себя рабочие союзы, запугивали владельцев и руководство предприятий, вымогали с них бабло, потом еще, потом еще и стали, в конце-концов, жить на эти доходы. Работяг затыкали, с владельцев получали ясак. Просрочен ясак - стачка, кинули с выплатой - отстрел, надо решить проблему с конкретными рабочими - не проблема за отдельную плату. Это зло просуществовало в США вплоть 70-80-х годов 20 века. Существует и сейчас, правда в другой форме. Классические образчики такой мафии представлены в игре "Мафия II", например. Сам Ганс, к чести его сказать, пытался с этим бороться, отстаивал "настоящие идеи", но был покинут соратниками.

Чигакцы же принялись воплощать в жизнь свою программу. В Чикаго в 1884 году был образован Центральный рабочий союз (ЦРС), куда вошли 13 профсоюзов, организованных по "социалистическому" принципу. ЦРС должен был стать костяком новой рабочей партии, которая объединит наконец всех рабочих.

Однако, в борьбе за идеи, упустили одно: рабочие хотели 8-часовой день здесь и сейчас. "Социал-революционеры" и СРП пробовали доказать, что нельзя размениваться на частности и бросать все силы для решения одного вопроса. Рабочие и профсоюзы не слушали, их позиция была простой: мы 30 лет боремся за 8-часовой рабочий день, вы нас выводили на улицы под пули и дубинки полицейских и штыки солдат, вы заявляете, что вы люди действия - так действуйте! Не поможете добиться 8-часового рабочего дня - вы никто и звать вас никак.
Осенью 1884 года сразу в нескольких городах (Чикаго, Нью-Йорк, Бостон, Филадельфия, Питтсбург) прошли совместные конференции СРП, Рыцарей Труда, Американской федераций труда и клубов чикагского толка. Постановили все силы бросить на борьбу за 8-часовой рабочий день. Выступать согласованно, разом. Не останавливаться и не сдаваться. Первое выступление назначили на весну 1885 года. "Клубы Ганса" не звали и в известность не ставили.



  • 1
Спасибо вам за интереснейшую серию постов!

Очень интересно. Спасибо!

Очень интересно, спасибо ещё раз огромное!

  • 1