?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Какая красота творилась на Невском проспекте в ночь штурма Зимнего!
d_clarence


"На углу Екатерининского канала и Невского были воздвигнуты баррикады, и нас завернули обратно. Грузовик поехал своей дорогой, а мы пошли в сторону Казанского собора, где вскоре нам пришлось опять остановиться. Поперек широкой улицы стояли человек двадцать матросов и преграждали путь толпе людей, стремящихся пройти к Зимнему. Это были те самые добровольные "мученики", которые несколько часов назад ушли из Смольного. (Съезд открылся в 10.40 вечера, а сейчас было около двух часов ночи). С ними были жены и друзья, мэр Петрограда и правосоциалистические члены Городской думы.
- Пропустите нас! Мы идем умирать, - упрашивали они матросов.
- Ступайте домой и примите яд, - послышался ответ. - А здесь ничего не выйдет. У нас приказ Военно-революционного комитета не пропускать вас. Умирать здесь не разрешается.

Посовещавшись, они обратились к матросам с более практическим вопросом:
- А что будет, если мы вдруг попробуем прорваться?
- Что ж, - ответил один матрос, - придётся вас немного поколотить, но убивать мы вас всё равно не будем, ни одного человека не убьём.

Тогда к толпе обратился министр снабжения Прокопович, который должен был находиться в Зимнем дворце…
- Товарищи! - дрожащим голосом воскликнул он. - Давайте вернёмся. Откажемся умирать от руки стрелочников!".

Альберт Рис Вильямс. Путешествие в революцию.


  • 1
Мемуары Малянтовича тоже прекрасы:

Вошелъ Пальчинскiй, доложилъ: казаки покинули дворецъ, ушли, говорятъ, — не знаютъ, что имъ тутъ дълать.

Ну, что же ушли — такъ ушли! Мы уже ничему не удивлялись. И настроенiе наше отъ этого не переменилось...

Была тишина, теперь опять началась стрельба...

Вдругъ где то въ самомъ дворцъ, возникъ какой то тревожный шумъ, одиночные выстрелы, — и опять все смолкло.

Вошелъ Пальчинскiй. Оказывается, во дворецъ ворвалось человъкъ 30—40 большевиковъ съ ружьями и револьверами. Всъ обезоружены и арестованы. Отдали оружiе безъ сопротивленiя. „Большiе трусы"...
...
Опять тревожный шумъ во дворце, но ближе чемъ первый. Голоса, крики, топотъ ногъ и два отчетливыхъ звука звука разрывовъ — одинъ за другимъ, слъдомъ выстрълъ, опять какой то сложный шумъ и — тишина. А за стънами дворца ружейные выстрелы, — звучатъ заглушенно, но четко.
...
Оказывается, во дворецъ забрались нисколько матросовъ и съ верхней галлереи въ зале — коридоре сбросили две бомбы. Бомбы плохенькiя. Матросы арестованы. При аресте отняты у нихъ еще две бомбы, которыя они не успели сбросить. Ихъ держали въ рукахъ Пальчинскiй и Рутенбергъ.
...
Стрельба снаружи — это уже не въ счетъ: это — акомпаниментъ къ тишине...
Опять шумъ во дворце, отдаленный... Замеръ...

Пальчинскiй доложилъ, что охрана приняла толпу большевиковъ за ту депутацiю, которая должна придти изъ думы и впустила ее во дворецъ. Когда ошибка была обнаружена, большевики были немедленно обезоружены. Они подчинились этому безъ сопротивленiя. У некоторыхъ, при обезоруженiи оказалось, кроме винтовокъ, по два, а иногда и по три револьвера.
...
Опять шумъ ... Онъ сталъ уже привычнымъ ... Опять, въроятно, ворвались большевики и, конечно, опять обезоружены ...

Вошелъ Пальчинскiй. Конечно, это такъ и оказалось. И опять дали себя обезоружить безъ сопротивленiя. И опять ихъ было много ...

А сколько ихъ уже во дворцъ?.. Кто фактически занимаетъ дворецъ теперь - мы или большевики ...

Суханова впрочем тоже:
В ночь на 25 октября, когда Временное правительство по халатности не было бескровно ликвидировано; когда повстанцы только что прозевали свой телефон и телеграфное агентство;...

  • 1