d_clarence (d_clarence) wrote,
d_clarence
d_clarence

Categories:

Шведы учат. Детский Дом в Красном Яре

"Уполномоченному Представителю Правительства Р.С.Ф.С.Р. при заграничных организациях помощи России по Самарской губернии Карклину
5 ноября 1922 г.
В настоящем питомец детского дома Шведского Красного Креста - мальчик 14 лет, уроженец села Русская Селитьба, Самарского уезда Паравин Григорий, на днях сообщил мне, что после смерти его родителей, которые умерли с голоду, однообщественник того же села Грязнов Семен принял его в апреле текущего года на воспитание на тех условиях, чтобы посев, оставшийся после его родителей, поступил в распоряжение Грязнова.
15 октября с.г. он этого мальчика выгнал на произвол судьбы, надеясь на то, что Швед. К.К. возьмет его под свой покров, а собранный хлеб и другие продукты с его посева оставил в свою пользу. Во имя справедливости по отношению защиты обиженного сироты, прошу Вашего распоряжения об отобрании того несчастного продукта от указанного выше гражданина и поручить принять его, по Вашему усмотрению, дабы сохранить его в пользу маленького сироты.
Контора ШКК, Красный Яр, Делегат Э.Норлин."
ГАКО, 79,I,109, л.153
Семен Грязнов не ошибся, шведы не бросили Гришу Паравина на произвол судьбы. Вот он - одетый в полушубок и обутый в валенки паренек "en rysk gosse" во дворе детского дома Красного Яра:

А кто же это такой Э.Норлин? И каким он был - шведский детский дом в Красном Яре?

Эдуард Норлин был типично неординарной и колоритной фигурой того непростого, но яркого времени.
Вот его скупая биография из контракта на участие в экспедиции. Должность - продовольственный и транспортный контролер. Родился 6 апреля 1881 года. Инженер-инструктор в России в городе Томске в 1903-06 гг, инженер шведской торговой фирмы до 1914 года, делегат Красного Креста в России, в Туркестане, по обмену военнопленными 1914-19 гг., 1919-21 - частный бизнесмен.
То есть у него был прекрасный опыт общения с русскими, деловая хватка и личная храбрость - идеальная кандидатура для подобной экспедиции.
Что он сделал. В январе 1922 был послан руководителем экспедиции Эриком Экстрандом в Красный Яр для устройства колонии для детей-сирот. В помощь была придана доктор Эстонского Красного Креста г-жа Линебах. Выделен Вагон с продовольствием, медикаментами и теплой одеждой. Получено рекомендательное письмо Карклина (кто это - см. выше) в Райком. Все.
Норлин приехал, отобрал лучшее здание - бывшее имение Чемодуровых (на фото)

Нанял самых трезвых и работоспособных мужиков, сделал ремонт, устроил баню. Выписал из Самары нянечек и медсестер. Провел дезинфекцию. И лично поехал по району собирать беспризорных детей.
Бомбил Экстранда просьбами о продовольствии и всем насущном. Лично ездил за всем в Самару. По его просьбе Густафсон (тот самый "первый самарский байкер") привез в детский дом свинью и поросят:


Которые были безжалостно истреблены на угощение на празднике "Середины лета" устроенного для детей:


Открыл для мальчиков школу сапожного дела, для чего выписал аж из Саратова немца-сапожника.
Сметы составлял до мелочей. Вот перед нами прекрасный документ, как разнообразно и с пониманием он относился к вопросу вещевого содержания детей. Смета поступивших в Детский дом Красного Яра вещей с 24.06.1922 по 01.06.1923:
Первая цифра -вещи полученные по линии ШКК
Вторая цифра - вещи полученные по лини Чехословацкого Красного Креста
Третья цифра - итого
Постельное белье.
Одеял: 86-11 – 97, Простыней 455- 0- 455, Наволочек 100-0 -100, Полотенец 12- 0- 12, Подушек 19-0- 19, Матрацев для грудных детей 9-0-9.
Одежда.
Сорочек 537-0- 537, Панталон 971-24-995, Лифчиков 305-0 - 305 (детей принимали до 17 лет, с точки зрения шведов лифчики - вещь необходимая, как наши крестьянские девчонки смотрели на это чудо - не представляю, - d_clarence), Салфеток (за воротник которые, все культурно - d-clarence) 113-0 -113, Комбинаций – 91-18-109, Платьев 1012-500-1512, Юбок 324-12-336, Блузок 295-0-295, Передников 215-5-220, Пальто 310-315-625, Костюмов для мальчиков 0–275-275, Вязаные вещи 448-30-478, Чулок детских (дамских) 750-1580-2330 пар, Перчаток 110-0- 110, Платков головных 0– 100-100, Шарфов 0– 100 -100, Ботинок новых 142 -0-142, Ботинок пожертвованных 110-0- 110, Рубашки 52-0-52, Шапочек 282 -0- 282, Фуражек 200 -0- 200, Валенок 150-0- 150.
Прочее.
Ниток черных 231-600-831 катушек, Белых 20 -0 -20 катушек, Тесьмы белой 0– 20-20 кр, Иголок 0– 40-40 коробок, Материи разной 187 и ¾ аршин, Материи на брюки 60, Бязи 4 куска, Бумазеи 251 арш., Ковров 2 шт.
Дети Норлина обожали:

В 1922 Норлин буквально вырвал один из шведских тракторов. Своим примером вывел все село на посевную. Трактором управлял "украденный" прямо с вокзала с помощью Густафсона механик Бенгтссон:



В результате поля вокруг Красного Яра стали выглядеть так (стоит делегат фон Крамер):

Полагаю все помнят по предыдущему посту как выглядели наши поля в 1921 году.
Кроме того, он устроил в Красном Яре случной пункт. Для чего выписал из Швеции племенных заводчиков и дополнил его состав выжившими заводчиками Губзема.
А как же Норлину все это удалось? Слово дадим секретарю Карклина, довольно неприятному человеку Кумекеру. Вот его чудеснейший (я действительно так считаю) донос от 20.07.1922 (орфография сохранена):

Вот такой человек Эдуард Норлин.

А чем закончилась история с Детским Домом? Как наши власти отблагодарили энергичного делегата Шведского Красного Креста? А все как всегда.
Вот письмо Ульгрена (второго начальника экспедиции) о судьбе детского дома, написанное нашим властям уже перед самой ликвидацией миссии: ("Последгол" - организация по борьбе с последствиями Голода. В 1923 году раздавала пинки иностранным организациям, чтоб быстрее выметались, и захватывала их имущество)
"№ 762.
Заместителю Полномочного Представителя Правительств Р.С.Ф.С.Р. и У.С.С.Р. при всех Иностранных Организациях помощи голодающим России.
В скором времени Шведский Красный Крест кончает свою работу по оказании помощи голодающему населению Самарской губернии, но тем не менее он хотел бы продолжить свою помощь детям.
В Красном Яре уже год как Шведкрестом содержится Детский Дом на 250-300 человек детей. По соглашению с Уполпредом гр. Карклиным нам предоставлено для этого Детдома одно из национализированных имений (б. Чемодуровых), в котором мы предполагаем устроить образцовое хозяйство для этой Детской колонии.
Я желал бы поставить эту колонию и ея хозяйство в возможно лучшие условия, опезпечив ее продуктами и всем инвентарем. Но для этого требуются большие средства, которых мы не имеем и не можем расчитывать получить одновременно. Постепенно средства на Детдом я предполагаю получить в Швеции путем пропаганды. Для того, чтобы эта пропаганда имела успех, необходимо, чтобы во главе колонии остались Делегат Шведского Красного Креста, г. Норлин и доктор г-жа Линебах, делегат Эстонского Красного Креста, которые ей руководили и до сих пор. Желательно также сохранить и прежний служебный персонал (по соглашению с Уплпредом и Губнаробом, как это было и раньше). Только при таких условиях можно ожидать успеха на получение из Швеции средств, как деньгами, так и одеждой и продуктами. Таким образом только мы можем увеличить постепенно хозяйство и поставить его на должную высоту.
Не имея возможности точно определить, как долго продлится эта наша работа по организации колонии, я должен сказать, что по ликвидации нашей работы и передаче колонии, весь живой и мертвый сельско-хозяйственный инвентарь, все оборудование колонии, все запасы и полученный урожай нынешнего года – результат работы Шведской Экспедиции Красного Креста по оказании помощи России – остаются в ведение Последгола, как собственность колонии, только оборудование аптеки, больнички (так в тексте – d_clarence), постельное белье, одеяла и хозяйственный инвентарь самого Детского Дома, принадлежащие Шведскому Красному Кресту в Стокгольме, в случае закрытия Детдома, как такового, раньше истечения 2 летнего срока с момента нашей передачи его Последголу, подлежат учету, который должен быть представлен нашему Представителю в Москве. По истечении же 2 лет все вышеупомянутое оборудование также поступает в распоряжение Последгола, как собственность колонии.
Если мое предложение для Вас приемлемо, прошу Вас, чтобы не было задержки в работе, дать утвердительный ответ в возможно скором времени.
Зная Ваше сочувственное отношение к Детским Домам, я считаю себя в праве надеяться, что мой план постановки Детской колонии надет в Вас поддержку.
Примите уверение в моем уважении. Р. Ульгрен.
Заместитель Верховного Комиссара Шведского Красного Креста.»
То есть шведы хотят делать добро и после своего отъезда. Просьбы у них - самые пустяковые.
А ответ был таким, прочитайте и восхититесь руководством Самарской губернии после отъезда Антонова-Овсеенко и Карклина. Ответили аж через месяц:


Прямым же текстом: "Убирайтесь, но бабло присылайте!". Вот так и живем. Будет ли когда-нибудь в Красном Яре памятник Эдуарду Норлину?
Tags: всем добра, голод, норлин, помощь, фото, шведы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments