Category: армия

О блоге

Голод 1921-1923 годов был абсолютно катастрофичным. Положение наше было в прямом смысле безвыходным. Причины, география, количество жертв и возможное число жертв давно и хорошо изучены. Меня в первую очередь интересует Как спасали. Операция по спасению России от Голода - ярчайший пример эффективной международной помощи и скоординированной работы государственных органов по преодолению тотального и просто инфернального бедствия.
Я собираю архивные материалы не только в России, но и в других странах.
Все, кому интересно как все мировое сообщество спасло нашу страну и как большевики умудрились в разрушенной стране организовать эффективную доставку, охрану и распределение помощи - вэлкам.
Тема для меня совершенно живая, - меня, как и многих из вас, просто не существовало бы, - поэтому записи могут носить несколько эмоциональный характер. Мат не запрещен, но только когда он уместен.

(no subject)

Умираю с этой фразы Метхи Баяра (Methi Bayar):
"Опыт тылового обеспечения, накопленный со времен Сулеймана I, позволил турецкому солдату под Думлупынаром пронзить грудь врага штыком, который был доставлен из Советской России на черноморском рыбацком баркасе".

О перемирии чехословацкого Легиона с немецкими войсками в 1918 году.

Перемирий на самом деле было два, и одно другого краше.

Когда в феврале 1918 года немцы начали широкомасштабное наступление на Украине, то части Легиона стали быстро откатываться на восток без боя, прикрываясь соглашением о нейтралитете с Радой, которая встала на сторону немцев.
Первое перемирие было заключено 4 марта 1918 года.
Перед тем, как немцы 3 марта заняли Киев, чехословацкие части так быстро очищали окресности, что одна из рот забыла в одной из деревень у самого Киева все свои ручные гранаты и пулеметные ленты. Командование узнало о пропаже только к исходу дня 3 марта и отправило роту обратно в деревню за забытым вооружением. Но деревня оказалась уже занята немецким разъездом и отрядом украинских националистов. Рота побросала винтовки, подняла руки и сдалась в плен.
На следующий день в Киев были посланы чехословацкие парламентеры - председатель солдатского комитета 1-й дивизии фельдфебель Мотл и офицер Ленфельд. Их не пустили дальше вокзала. Прямо в его здании было заключено соглашение, по которому немцы отпускали попавшую в плен роту без оружия, а чехословаки обязывались не воевать против немцев. На соглашении немцы поставили печать: "K.S. Landwehrinfanterieregiment Nr. 305-II-Bat."
То есть все чехословацкие части, отступавшие от Киева (более 20 тысяч штыков) пообещали не обижать 2-й батальон Королевского Саксонского ополченченского 305-го полка.
На документе немецкий майор указал свое звание и поставил какую-то кляксу. Со стороны украинских националистов расписался атаман Горельников.

Второе перемирие случилось 11 марта 1918 года в 3 часа 15 минут на завершающей стадии сражения у Бахмача.
Там чехословацкий Легион действительно оказал серьезное сопротивление наседавшим немцам и несколько раз вместе с отрядами красных гнал их пинками и штыками от станции, так как через нее не успели проехать все чехословацкие эшелоны из Ичны по направлению к Конотопу.
10 марта, единым ударом, легионеры и большевики отбросили немцев за деревню Плиски, взяв 2 эшелона противника. Ближе к вечеру, когда немцы собрали кулак для контратаки, им в правый фланг со стороны Ичны ударил 4-й чехословацкий полк. Немцы пришли в замешательство, но вместо развития успеха командование Легиона направило в расположение немецких войск парламентера доктора Марковича, который документом за канцелярским номером 4413 (хранился в чехословацком архиве "Памятник освобождения") заключил соглашение о перемирии.
Пока санитарные команды сторон собирали раненых и убитых, легионеры провели через станцию все эшелоны и командование Легиона отдало приказ на отступление.
Этот приказ был расценен большинством рядовых легионеров, принявших участие в сражении, как предательство. Около 800 чехословаков, среди которых был известный в последствии Ченек Грушка, отказались выполнять приказ и остались с большевиками.
Соглашение о перемирии было доставлено командующему немецкими войсками на данном направлении генералу Линцингену. Линцинген разорвал соглашение в клочки и отдал приказ наступать.
11 марта в 6 утра немцы без предупреждения пошли в атаку. Сильно поредевшие цепи красных и союзных чехословаков встретили их огнем. Перегруппировавшись и подтянув резервы немцы вышибли красных с позиций и те мелкими отрядами стали отходить на восток. А эшелоны Легиона были уже далеко.

Таким образом, де-юре, весь чехословацкий Легион заключил перемирие с одним саксонским батальоном.

Подробности нашел в материалах Пражской конференции 1949 года.

Как Максим Максимыч блокаду прорвал.

Еще один дипломатический мастер-класс от Литвинова.

В 1918 году странами Антанты была установлена полная блокада Советской России. Нейтральные страны также были принуждены выслать советских представителей и разорвать все экономические и политические соглашения с Москвой.
К 1920 году большинству трезвомыслящих людей в Европе стало понятно, что большевиков военной силой так просто не скинуть, надо прощупать почву и понять, что с ними делать дальше. Что Врангель и Пилсудский - это козыри в игре, но не выигрышные карты, тоже было понятно.

По инициативе Ллойд-Джорджа в феврале 1920 года в Копенгаген были приглашены представители Советского правительства для переговоров по обмену военнопленными.
На беду Антанты, первым приехал Максим Максимович Литвинов.
Он подтвердил, что в советском плену находится 35 английских офицеров из известных английских семей, которые в первую очередь и интересовали Лондон. Англичане великодушно предложили отпустить в обмен на них не только пленных красноармейцев, попавших в плен к интервентам, но и вообще всех русских военнопленных, застрявших в Европе еще с ПМВ, и оказать помощь в доставке их на родину.
И получили заточку под ребро.
Литвинов в ответ заявил: "Я не могу отпустить ваших офицеров в то время, как наши красноармейцы нуждаются в медикаментах".
Англичане ответили, что это не проблема - пришлют пароход.
-Ок, - ответил Литвинов.

И началось так называемое "Копенгагенское сидение", которое продлилось не одну неделю.
Пароход с медикаментами - это прецедент. Значит и другие пароходы можно посылать в Россию.
Первыми зашушукали с советскими представителями датчане и итальянцы - торговать-то всем хочется. Далее к Литвинову подключились другие советские дипломаты, а в Копенгаген повалили иностранные представители - официальные и не совсем.
Ллойд-Джордж сразу уловил, куда все катится, и стал пинать своих на счет заключения хоть какого договора с Москвой, дабы быть первыми. Что и вылилось, в последствии, в знаменитый Красинский торговый договор.

Чехи и словаки на Мировой войне и в плену.

Самой частой и самой большой ошибкой всех дилетантов, пытающихся высказаться по данному вопросу, является обобщение - "все чехи и словаки ненавидели империю Габсбургов, стремились сдаться в плен русским, чтобы драться против ненавистных немцев".
На втором месте такое же нелепое обобщение - "все чехи и словаки в русском плену вступили в Легион, кроме нескольких маргиналов вроде Ярослава Гашека, и сражались против большевиков, которые не давали им уехать во Францию".

Всего чехов и словаков было призвано в императорскую и королевскую армию около 1,4 млн человек, из которых около 800 тысяч были чехами. Цифра довольно условна из-за того, что точно подсчитать словаков невозможно - многие из них искренне считали себя венграми, призывались из венгерских городов и носили типично венгерские имена. Так что эта цифра легко может возрастать.
Всего в плен попало около 350.000 чехов и словаков (с последними опять же неточно): 240.000 на русском фронте, 110.000 на итальянском.
Как мы видим, большинство мобилизованных чехов и словаков как раз продолжали честно драться и умирать за империю на протяжении всей войны, а не бежать сломя голову сдаваться в плен.

В русском плену от голода, холода, болезней и непосильного труда умерло 40.000 чехов и словаков (10 тысяч - в лагерях в период Гражданской войны). Причем преимущественно чехов - Красный Крест опять же считал словаками только тех, кто прямо указывал свою национальность, либо по наличным документам значился словаком (а документы имели далеко не все пленные). Так что большинство умерших в русском плену словаков ушли в зачет венграм.
Из 210 тысяч чехов и словаков, находившихся в русском плену к концу 1917 года, принимали участие в военных действиях ПМВ и Гражданской войны около 60 тысяч. И снова, как мы видим, абсолютное большинство пленных чехов и словаков (150 тыс. против 60 тыс.) никакого участия в Мировой войне на стороне Антанты и в Гражданской войне не принимали, оставаясь в лагерях военнопленных и, тем самым, сохраняя верность Австро-Венгерской империи.

Эти 60 тысяч "бешенных" тоже весьма интересная и непростая цифра.
Как ни странно, при всем тщательном внимании к Чехословацкому Легиону, наиболее точную цифру мы можем назвать только в отношении красных чехов и словаков - 12 тысяч на всех фронтах Гражданской войны и на немецком фронте.
В Легионе на начало 1918 года состояло около 40 тысяч штыков, из которых реально повоевать с немцами успели дай бог 10-15 тысяч. Костяком, вокруг которого образовался Легион, были не военнопленные чехи и словаки, а чешские и словацкие эмигранты. Т.е. несколько тысяч из числа долой.
Подавляющее число красных чехословацких интернационалистов - около 7,5 тысяч - легионеры, перешедшие по тем или иным мотивам на сторону красных (примерно 1,5 тысячи ушли из Легиона в феврале-марте 1918 года драться с немцами на Украине). Т.е. у нас 7,5 тысяч легионеров, которые никогда не воевали против красных, а очень даже наоборот. Тот же Гашек тоже какое-то время был в корпусе.
Откуда цифра в 50 тысяч легионеров на Гражданской войне в России - это мобилизация военнопленных. На волне успеха Легиона, в июне-августе 1918 года, в него вступали поверившие Масарику отдельные военнопленные чехи и словаки. Но к зиме 1918-1919 Легион понес существенные потери, в первую очередь дезертирами (которые не всегда переходили к красным, а шли на всякие работы или вообще возвращались в лагеря ждать отправки на родину). На подконтрольных силам белых территориях были взяты на учет все находившиеся в лагерях чехи и словаки, после чего прошла насильственная мобилизация. Призвали около 10 тысяч, которые, правда, большей частью разбежались, либо отправились в концлагерь на острове Русский, где держали легионеров-бунтовщиков, дезертиров и зараженных большевистскими идеями.
40+10=50. Но опять же все сложно. Лично я бы назвал общее количество чехословаков, принявших участие в Гражданской войне на той или иной стороне в 50-55 тысяч.

Так что:
- не все легионеры были "белочехами";
- далеко не все легионеры вообще приняли участие в боях;
- с немцами пошло воевать меньшинство военнопленных чехов и словаков;
- большинство мобилизованных в императорскую и королевскую армию чехов и словаков до конца исполняли долг перед Австро-Венгерской империей.


На фото: чешская императорская и королевская пехота поднимается в атаку.

(no subject)

Две прекрасных таблички по дезертирам из австро-венгерской армии.
1-я - сколько бегало по годам;
2-я - сколько ловили по годам.
Динамика прекрасно прослеживается.

Еще один пример боевого взаимодействия красных венгров и чехов.

Донесение от 9 марта 1919 г. командира 216-го Интернационального полка Дьюлы Варги в штаб 24-й Железной дивизии о бое под деревней Халилово (в совр. Башкирии).
"Доношу, что 8 марта 1919 г. в 13 час. произошел ожесточенный бой под деревней Халилово, длившийся до 19 час. вечера. Победа осталась за нами, враг бежал, и нами занята деревня Халилово.
Первая группа, стоявшая в деревне Равелево, согласно вашего приказания, двинулась и заняла с боем деревню Халилово, но потом оказалась окруженной со всех сторон казаками. Тогда из деревни Трухменево двинулась вторая группа и подоспела как раз, когда первая группа была, что называется, на волоске от смерти, и открыла по неприятелю ураганный артиллерийский, пулеметный и ружейный огонь. Бой, как я уже писал, длился шесть часов. Выпущено нами 467 снарядов, после этого казаки начали отступать в панике, понеся громадные потери.
Только что получил донесение от командира отдельного кавалерийского дивизиона, что сводным и железным эскадронами, при поддержке нашей 7-й роты, занята ст. Кизильская
Командир 216-го Интерполка Д. Варга".

Ссыль на бывш. ЦГАСА, ф. 272/4594, оп. 1, д. 8, л. 125-126 об.

1-я группа (впоследствии батальон) - венгры, словаки, трансильванцы.
2-я - чехи, словаки, австрийские немцы.
Сводный эскадрон - красные оренбуржские и уральские казаки.
Железный эскадрон - русские и немецкие коммунисты.
Двухорудийная батарея - русские.

Гамбит.

Ленин в январе 1918 года:
"Заключая мир, мы можем сразу обменяться военнопленными и этим самым мы в Германию перебросим громадную массу людей, видевших нашу революцию на практике; обученные ею, они легче смогут работать над пробуждением ее в Германии".

Немецкий генерал Эрих Людендорф о причинах поражения Германии: "Значительное ухудшение психики войск вызвало пополнение, образованное из солдат, возвратившихся из русского плена".
Донесение военного атташе Германского посольства в Стокгольме в генштаб в 1918 г.:
"Большевистские идеи большей части пленных... падают на плодотворную почву и их привнесение в Германию представляет большую опасность".