Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Альварес дель Вайо (Julio Álvarez del Vayo y Olloqui)



Испанский и аргентинский журналист, организатор испанской гуманитарной помощи голодающим Советской России и Украины в 1922 году.
С Первой мировой войны Альварес являлся корреспондентом сразу трех крупных газет: аргентинской "Националь", мадридской "Эль Соль" и английской "Манчестер Гардиан". В марте 1917 года брал в Швейцарии интервью у абсолютно неизвестного европейской публике русского революционера - Ленина.
В 1921 году вошел сам по себе в комитет Нансена. В январе 1922 года посетил наши голодающие губернии. В феврале мадридская "El Sol" открыла подписку в пользу русских голодающих. С ней тут же стали соревноваться барселонские газеты, которых поддержали футболисты "Барсы". Все собранные средства переводились лично под честное слово и имя Альваресу. Кроме того, Альварес устроил лекционное турне испаноязычных работников комитета Нансена по Южной Америке, где также собирались средства для нас.

Испанская помощь голодающим нам очень мало изучена на данный момент. Мы даже толком не можем сказать сколько всего было собрано и распределено. Точно знаем, что Квислинг открывал на Украине столовые на испанские деньги, но где именно - предстоит еще выяснить.

Как государь-император Петр III стрельбу из пушек по кормильцам прекратил.



В середине XVIII века Российская империя жила за счет так называемого "Земледельческого района", в который входили три хлебопроизводящие губернии: Белгородская, Воронежская и Казанская с податным населением в 2,423,309 душ мужского пола, из которых более 1,800,000 составляли крестьяне. Эти миллион восемьсот тысяч мужиков и кормили всю страну, армию и флот.
Вот только государственных крестьян там было меньшинство: 1,015 млн - помещичьи крестьяне, 400 тыс. - монастырские.
В 1750-х гг., до и во время Семилетней войны, в Земледельческом районе произошло 12 крупных крестьянских восстаний. Не бунтов и тупой уголовщины, а вооруженных выступлений против властей, с вооруженным же отстаиванием своих требований.
8 восстаний пришлись на монастырских крестьян, 4 - на помещичьих. Полыхали уезды Белевский, Брянский, Карачевский, Курский, Котельнический, Симбирский, Скопинский, Хлыновский, Шацкий, Орловский.

Все восстания до единого были под копирку.
Причины: полное разорение непосильными оброками и тяжелой барщиной. Истязания и произвол со стороны монастырских властей и помещиков.
Требования: перевести всех в государственные крестьяне, установить фиксированный оброк.
Власти требования крестьян игнорировали, после чего те изгоняли представителей помещиков и монастырей, провозглашая полное неподчинение им. Те жаловались в воеводские канцелярии и оттуда высылались воинские команды для усмирения бунтовщиков.
А вот дальше все происходило по-разному.
Collapse )

(no subject)



Уходя из дворца через единственную оставленную для выхода дверь, мы увидели около нее молоденького командира-большевика, поблизости от него стол и двух солдат, которые обыскивали всех, кто уходил, чтобы из дворца не были унесены никакие ценности. Лейтенант снова и снова повторял: "Товарищи, этот дворец теперь принадлежит народу. Это теперь наш дворец. Не воруйте у народа. Не позорьте народ".
Здоровые солдаты, краснея, отдавали добычу: одеяло, потертую диванную подушку, канделябр, вешалку, сломанную рукоятку китайского меча.

Альберт Рис Вильямс. Путешествие в революцию.

Какая красота творилась на Невском проспекте в ночь штурма Зимнего!



"На углу Екатерининского канала и Невского были воздвигнуты баррикады, и нас завернули обратно. Грузовик поехал своей дорогой, а мы пошли в сторону Казанского собора, где вскоре нам пришлось опять остановиться. Поперек широкой улицы стояли человек двадцать матросов и преграждали путь толпе людей, стремящихся пройти к Зимнему. Это были те самые добровольные "мученики", которые несколько часов назад ушли из Смольного. (Съезд открылся в 10.40 вечера, а сейчас было около двух часов ночи). С ними были жены и друзья, мэр Петрограда и правосоциалистические члены Городской думы.
- Пропустите нас! Мы идем умирать, - упрашивали они матросов.
- Ступайте домой и примите яд, - послышался ответ. - А здесь ничего не выйдет. У нас приказ Военно-революционного комитета не пропускать вас. Умирать здесь не разрешается.

Посовещавшись, они обратились к матросам с более практическим вопросом:
- А что будет, если мы вдруг попробуем прорваться?
- Что ж, - ответил один матрос, - придётся вас немного поколотить, но убивать мы вас всё равно не будем, ни одного человека не убьём.

Тогда к толпе обратился министр снабжения Прокопович, который должен был находиться в Зимнем дворце…
- Товарищи! - дрожащим голосом воскликнул он. - Давайте вернёмся. Откажемся умирать от руки стрелочников!".

Альберт Рис Вильямс. Путешествие в революцию.

Красные мадьяры и некроманты Геннадиевого монастыря.



На пасху 1918 года в Спасо-Преображенский Геннадиев монастырь, что у города Любима Ярославской губернии, толпами повалил народ. И ладно бы старушки богомольные - все больше с офицерской выправкой здоровые жлобы. И тащили с собой большущие тюки - типа подарки монастырю и настоятелю в светлый праздник. У Любимских советов сильно от такого подгорело. И даже не из зависти, что подарки не им, а вот прям какое-то нехорошее чувство. А тут еще отдельные партийные работники и активисты стали куда-то бесследно исчезать.
Collapse )

Гёте голодающим Поволжья.

22 марта 1922 года пастор-социалист евангелической кирхи Герфарта у Золингена доктор Ханс Хартманн (Hans Reinold Hartmann) провел вечер памяти Гёте. Народу жилось тогда в Герфарте туго, но Гёте любили все - кирху заполнили до отказа. Доктор Хартманн прочел короткую лекцию и предложил каждому желающему прочесть стихи Гёте или что-то сказать о нем. Но только при условии уплаты 10 марок в кружку сбора для русских голодающих. По итогам вечера доктор Хартманн переслал в Межрабпом 338 марок (никак скидку кому-то сделали).

Историю нашел у Нордена в "Между Берлином и Москвой", а Хартмана и кирху - в гугле.
Кирха, где добрые люди сделали хорошее дело:

Гашек жЖот глаголом.

В серии рассказов Ярослава Гашека "Как я был комендантом Бугульмы" есть смешной эпизод с монахинями женского монастыря: когда он потребовал прислать отряд монашек в солдатские казармы и какой переполох это требование вызвало.
Ничего не сочинил, оказывается. В 1960-е была еще жива монахиня Варвара, которая помнила забавного чеха - заместителя коменданта Бугульмы. У нее взяли интервью для сборника воспоминаний "Гашек шагает по Поволжью".
По ее словам, в реале все было не менее забавно:

Вспомнить Карин.

24 марта в самарской лютеранской кирхе пройдет вечер памяти Карин Линдскуг, отдавшей жизнь за русских детей


Будет орган, короткая служба и небольшой рассказ об этой самоотверженной женщине.

Что значит для нас Карин и кто она такая:
http://d-clarence.livejournal.com/15848.html
http://d-clarence.livejournal.com/42168.html

Два урока современным губернаторам от Антонова-Овсеенко.

1. В зиму с 1920 на 1921 год Антонов-Овсеенко запретил топить здания Тамбовского Губисполкома и Горисполкома пока не будет налажено отопление во всех школах и детдомах города. Сам, в своем кабинете, когда было совсем невмоготу, согревался пляской вприсядку. Два чиновника скончались от пневмонии. Отопление наладили в рекордные для того времени сроки и к Новому Году в кабинетах стали топить.
2. Во второй половине 1921 года Антонов-Овсеенко уже работал в Самарской губернии, где ему пришлось иметь дело с иностранными организациями помощи голодающим. В декабре в Самару приехала экспедиция Шведского Красного Креста. Шведов разместили в красивом и удобном особняке в центре города. На следующий день к ним в гости пришли знакомиться американцы из АРА. Дом им очень понравился и Уильям Шафрот, руководитель АРА в Самаре, написал откровенно наглое письмо в Губисполком с требованием передать особняк АРА, так как АРА делает большую работу и вообще шведы обойдутся. Губисполком поинтересовался: чем АРА не устраивают выделенные ей здания. Шафрот подумал и написал, что в штаб-квартире протекает потолок. Председатель Губисполкома Антонов-Овсеенко прочел этот ответ, по прямому проводу позвонил Шафроту и сообщил, что сегодня, после работы, сам зайдет с инструментами и все починит. "Течь" у американцев сразу перестало, к вопросу переезда больше не возвращались.


Истории рассказали Ракитин А. Именем Революции. М, Политиздат, 1965 и СОГАСПИ.