Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

О блоге

Голод 1921-1923 годов был абсолютно катастрофичным. Положение наше было в прямом смысле безвыходным. Причины, география, количество жертв и возможное число жертв давно и хорошо изучены. Меня в первую очередь интересует Как спасали. Операция по спасению России от Голода - ярчайший пример эффективной международной помощи и скоординированной работы государственных органов по преодолению тотального и просто инфернального бедствия.
Я собираю архивные материалы не только в России, но и в других странах.
Все, кому интересно как все мировое сообщество спасло нашу страну и как большевики умудрились в разрушенной стране организовать эффективную доставку, охрану и распределение помощи - вэлкам.
Тема для меня совершенно живая, - меня, как и многих из вас, просто не существовало бы, - поэтому записи могут носить несколько эмоциональный характер. Мат не запрещен, но только когда он уместен.

Фразы, цитаты и заголовки о голоде из газет 1921-23 годов

Решил сделать такую пополняемую подборку из советских, эмигрантских и зарубежных газет всего, что показалось прекрасным.
"Социализм должен победить вошь, а не вошь социализм!"
"Само насилие есть экономическая потенция"
"Культурная физиономия города весьма невзрачна" (самарская "Коммуна" о Семипалатинске)
"Бухгалтерия и Христос!" - лозунг на курсах во Владивостоке под патронатом YMCA.
"Только организация Гувера, волшебная для России АРА да организация Нансена несут в настоящую минуту в русский ад действительную помощь"
"Эмигранты хотели, чтобы инорги пробили брешь, через которую в Россию потечет все эмигрантское болото"
Collapse )

(no subject)



Мне уже исполнилось 77 лет. В том злосчастном 1921-м мне было одиннадцать. Хорошо помню, как от голода вымирали целыми семьями, дома оставались пустыми. Мы тогда жили в поселке Воскресенка Челно-Вершинского района. Семья состояла из семи человек: отец, искалеченный первой мировой войной, старший брат с гражданской пришел раненым, поддержать его было нечем, заболел тифом и вскоре умер, от тифа умерла и мать. Чтобы нас четверых детей как-то спасти от голодной смерти, отец пошел на крайность - сменял лошадь на два пуда ржи. Корову одну на два дома с соседом. Но и эти крайние меры не могли спасти нас от голода. Мы были обречены.
Но вот в нашем поселке Чистовский волисполком организовал столовую в частном доме. Нам давали по маленькому кусочку хлеба, рисовую кашу с молоком, кофе. Так были спасены тысячи деревенских детей.
Тогда мы не знали, кто оказывал нам помощь. Говорили Америка. И вот только теперь из публикаций "Волжской коммуны" узнал истинное имя нашего спасителя. Поддерживаю мнение В. Шведова, П.Ф. Федорова, А.П. Сидоровой, А.А. Ахматова, А.В. Арбузова. Память выдающегося норвежского ученого, великого гуманиста Ф. Нансена должна быть увековечена. Я готов внести на строительство памятника Нансену половину месячной пенсии.

Егор Иванович Чистяков,
ветеран войны и труда, г. Куйбышев
(в бою 14 июня 1943 года расчет противотанкового орудия, где заряжающим был Егор Иванович, хладнокровно подпустив танки противника на сто метров, уничтожил 3 танка и самоходное орудие. Источник: Подвиг народа).

Я инвалид Отечественной войны II группы, получаю 97 рублей в месяц. На памятник Ф. Нансену внесу 25 рублей. Подскажите куда вносить.
Мы - советские люди - воспитаны за добро платить добром, не оставлять в беде ближних...
Когда случилось несчастье на Чернобыльской АЭС, я внес 100 рублей в фонд помощи пострадавшим.
А вспоминать то мрачное время голода в Поволжье действительно очень трудно. Чтобы как-то прокормиться я возил в Самару по льду Волги дрова на продажу. Сколько же было замерзших и умерших от голода людей. И тем, кто пережил это горе, нельзя забывать доброго человека, подавшего руку помощи. Спасибо товарищу Шведову, рассказавшему читателям газеты о гражданском подвиге Ф. Нансена!

Иван Иванович Евсеев,
инвалид Отечественной войны II группы, г. Куйбышев
(артиллерист, ранение получил под Славянском в апреле 1943 г. Источник: Подвиг народа).

Письма ветеранов Великой Отечественной войны опубликованы в газете "Волжская коммуна" 10 марта 1988 года. Власти нашего города города до сих пор их не услышали - отчего ж не повторить.

Наркомпрод и помощь голодающим.

Нас - специалистов, работающих по голоду 1921-23 гг. - сейчас и так немного, и большинство специализируется на всякого вида иностранной гуманитарной помощи (есть еще специалисты по бандитизму во время голода), поэтому у стороннего читателя наших статей и постов может сложиться впечатление, будто спасли нас тогда одни иностранцы, что, конечно же, неверно.
Советскому правительству было исключительно трудно найти для закупки продовольствие в условиях полной экономической блокады. Полегче стало только после посредничества Гувера зимой 1921-22 гг. До этого каждые ведомства, "благополучные губернии" и профсоюзы тащили на себе, за счет своих ресурсов помощь голодающим.

Вот, например, Наркомпрод.
Он открывал и полностью содержал за свой счет столовые голодающих местностях. За свой счет - это значит из ресурсов самого ведомства, в т.ч. и за счет зарплат и пайков всех сотрудников вплоть до народного комиссара Николая Павловича Брюханова

(до декабря был Цюрупа, но на полную мощь вышли уже при Брюханове). Государство смогло выделить Наркомпроду на питание голодающих всего 12.000.000 пудов зерно-хлеба. Остальные ресурсы Наркомпрод добывал сам.
Вот цифры по столовым и количестве питаемого населения, из которого 75% - дети:
Октябрь 1921 г. - 400 столовых примерно на 100.000 едоков;
Ноябрь 1921 г. - 650 столовых на 400.000 едоков;
Декабрь 1922 г. - 3.500 столовых на 700.000 едоков;
Январь 1922 г. - 4.500 столовых на 1.300.000 едоков;
Февраль 1922 г. - 8.833 столовых на 1.533.113 едоков.
Вот разбивка столовых и едоков по голодающим губерниям:


Для сравнения - примерно столько же и все равно меньше, со всеми натяжками и допущениями, кормил по стране международный комитет Нансена на пике своей деятельности.
Впоследствии Наркомпрод перешел к выдаче продуктов на дом через столовые, так же получив дополнительное зерно от государства. К лету 1922 г. Наркомпрод кормил уже 3.000.000 человек.

Картина голода 1898 года.



Картина И.А. Владимирова (того самого) "Помощь голодающим".
Была представлена на Весенней выставке Императорской Академии художеств 1903 года.
Изображена общественная помощь во время голода 1898 года. Видимо это вообще единственное художественное изображение того забытого в наши дни бедствия. С большой долей вероятности художник делал этюды и наброски либо в Казанской, либо в Самарской губернии.
Есть только фото из "Журнал для всех" того же 1903 года.
У кого-нибудь есть мысли, где мог бы храниться оригинал и можно ли увидеть картину в цвете?

Старинный русский способ борьбы с эпидемиями и бесплодием.



Летом 1345 г. Великий князь Семен Иванович Гордый женился на дочери смоленского князя Евпраксии. Одновременно с ним, чтоб зря не тратиться на свадьбы, женились его младшие братья Иван и Андрей.
Однако в следующем 1346 году ни одна из жен московских князей не родила. Тогда братья решили, что у них видимо много грехов - скинулись и дали денег некоему мастеру Бориске на отлив трех больших колоколов и двух малых для обновленных соборов Успенского и Спасского.
К сожалению это не помогло. В добавок пришла весть о страшном моровом поветрии, которое идет в сторону русских земель. Семена Ивановича тут и озарило, что дело не в его грехах, а в бесплодной жене. Молва в Москве категорически утверждала, что Евпраксию сглазили на свадьбе: "Ляжет с великим князем, и она ему покажется мертвец". Той же зимой Семен Иванович отправил жену обратно к отцу с наказом как можно быстрее снова выдать ее замуж, чтоб избавиться от сглаза.
И знаете - помогло! Чума пришла в Москву значительно позже и Семен Иванович помрет от нее только 1353 году. А Евпраксия в новом браке с князем Федором Фоминским родила четырех детей.

Нашел у Л.Е. Морозовой в "Знатные женщины Средневековой Руси XIII-XV вв."

Шведская детвора.



Полномочный представитель ЦК Помгол в Швеции А.А. Симановский - О.Д. Каменевой, 30 декабря 1922 г.:
"Я знаю факты когда маленькие дети, здесь в Швеции, разбивали копилки и просили родителей продать их часы, чтобы послать деньги голодным на хлеб. Я знаю случай, когда двое маленьких мальчиков взломали церковную кассу и просили отца послать эти деньги в Россию сейчас же".

ГАРФ, ф. Р-1065, оп. 3, д. 81, л. 20.

"Вот так начнешь изучать фамильные портреты".

Одним из крупнейших советских специалистов по интернационалистам на нашей Гражданской был ленинградский профессор Александр Яковлевич Манусевич, родившийся в 1913 году в семье управляющего банком. Его специализацией была польская история и польские интернационалисты в частности. После публикации ряда обстоятельных статей о поляках в Р.К.К.А. и красногвардейских отрядах Манусевича стали приглашать в редакции почти всех фундаментальных сборников по интернационалистам.
Александр Яковлевич имел отнюдь не кабинетное представление о войне и боевых действиях - в 1941 году, будучи курсантом военных юридических курсов, он участвовал в обороне Москвы. Вот он на фотографии:

До того, в 1939 году, Манусевич защитил кандидатскую диссертацию в ЛИФЛИ.
Ни на защиту кандидатской, ни на поступление на военно-юридические курсы никак не повлияла биография его родного брата Виктора.
Collapse )

Финский 480-й.



В мае 1920 года на Польский фронт из Архангельска был переброшен 480-й Финский стрелковый интернациональный полк в 640 штыков, состоявший из бывших финских красногвардейцев, выпускников Петроградских командных курсов, петроградских финских рабочих и карел. Полк прибыл в Полоцк и вошел в оперативное починение 160-й бригады 54-й дивизии 4-й армии. Полк прославился своими ласт-стэндами.
6 июня в знаменитом ожесточенном бою под городом Германовичи, когда польские части мощным контрударом выбили советские части из города, финны 6 часов прикрывали буквально собой отход штабов, раненых и обозов. Понеся большие потери полк был отведен на отдых и пополнение в деревню Венцово на Западной Двине.
4 июля полк перешел в наступление вместе со всей армией.
Идя в авангарде, полк очищал от поляков территории Литвы, а во время броска на Варшаву очутился в районе города Млава. В это же время Пилсудский ударил в стык 4-й и 15-й армий и началось всеобщее отступление. 480-й Финский оказался в арьергарде. По 24 августа, заняв круговую оборону, финны отбивали бесконечные атаки. В конце-концов поляки оставили полк в покое и бросились догонять бегущие советские части. Полк, вместе с ранеными, вышел на территорию Германии, где и интернировался 26 августа. Так как вышли позже остальных, то уже знали, что в плену немцы разделяют бойцов на национальности и прессуют насчет отказа от советского гражданства. Поэтому большинство бойцов объявили себя ингерманландцами и карелами, напрочь отвергая связи с Финляндией. Всех финнов поместили в лагерь к остальным русским, с которыми они, впоследствии, и вернулись в Россию.

История гражданской войны в СССР, т. 5, М. 1960.
Интернационалисты. Трудящиеся зарубежных стран - участники борьбы за власть Советов. М., 1967.

Геро фон Мергарт. Австрийский ученый на службе советской археологии.

Австрийский аристократ Геро фон Мергарт с детства увлекался древней историей и вообще всяческими древностями. Разрываясь между археологией и геологией, выбрал последнюю. Окончил Мюнхенский университет и получил диплом геолога с отличием. Однако тут же с головой ушел в археологию, антропологию и палеонтологию.

В 1914 году Мергарта призвали в Ландвер.


В декабре того же года он был взят в плен русскими в Галиции. После крайне долгих мытарств "австрияк" оказался в читинском лагере военнопленных. Мергарту повезло - он дожил до 1917 года, в отличии от полумиллиона его соотечественников, попавших в русский плен. После прихода к власти большевиков Мергарт воспользовался свободой передвижения и перебрался в Красноярск, где через год ему удалось познакомиться и подружиться с местным ученым сообществом. Во время правления Колчака новые друзья смогли устроить молодого австрийского ученого на работу в городской музей, чем спасли ему жизнь. Геро фон Мергарт на всю жизнь запомнил и никогда не забывал зверства колчаковцев и расправы белочехов над военнопленными, свидетелем которых он был.
В последние дни колчаковской власти в Красноярске Мергарт единственный из сотрудников остался в здании музея, захваченном взбунтовавшимися против офицеров солдатами. Солдаты смогли продержаться до прихода Красной армии и Мергарт вспоминал тот день как один из самых счастливых за все время пребывания в России.

Новая власть очень быстро разобралась кто такой Геро фон Мергарт.
Collapse )