Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

О блоге

Голод 1921-1923 годов был абсолютно катастрофичным. Положение наше было в прямом смысле безвыходным. Причины, география, количество жертв и возможное число жертв давно и хорошо изучены. Меня в первую очередь интересует Как спасали. Операция по спасению России от Голода - ярчайший пример эффективной международной помощи и скоординированной работы государственных органов по преодолению тотального и просто инфернального бедствия.
Я собираю архивные материалы не только в России, но и в других странах.
Все, кому интересно как все мировое сообщество спасло нашу страну и как большевики умудрились в разрушенной стране организовать эффективную доставку, охрану и распределение помощи - вэлкам.
Тема для меня совершенно живая, - меня, как и многих из вас, просто не существовало бы, - поэтому записи могут носить несколько эмоциональный характер. Мат не запрещен, но только когда он уместен.

Фразы, цитаты и заголовки о голоде из газет 1921-23 годов

Решил сделать такую пополняемую подборку из советских, эмигрантских и зарубежных газет всего, что показалось прекрасным.
"Социализм должен победить вошь, а не вошь социализм!"
"Само насилие есть экономическая потенция"
"Культурная физиономия города весьма невзрачна" (самарская "Коммуна" о Семипалатинске)
"Бухгалтерия и Христос!" - лозунг на курсах во Владивостоке под патронатом YMCA.
"Только организация Гувера, волшебная для России АРА да организация Нансена несут в настоящую минуту в русский ад действительную помощь"
"Эмигранты хотели, чтобы инорги пробили брешь, через которую в Россию потечет все эмигрантское болото"
Collapse )

Милена Година, словенка из Триеста.



В свои 19 лет одна тащила на себе весь документооборот по агитации и пропаганде среди итальянских интернационалистов, по формированию итальянских частей и учету отдельных итальянских бойцов РККА. При этом она состояла сотрудницей по поручениям общего отдела Политуправления РВС, редактировала газету юго-славянских интернационалистов и работала секретарем московской ячейки Югославянской группы РКП(б).

Фото 1920-х, сама Милена 1900 г.р.

Первая иностранная сельскохозяйственная коммуна.

Самую первую иностранную сельскохозяйственную коммуну, приехавшую к нам восстанавливать народное хозяйство, Советское правительство направило в наиболее пострадавшую от действий банд Антонова Паревскую волость Кирсановского уезда Тамбовской губернии.

Коммуна была сформированна и профинансирована американским Обществом Технической Помощи Советской России. Состояла наполовину из фермеров Сан-Франциско, наполовину из рабочих Нью-Йорка. Возглавляли коммуну 12 американских коммунистов, частью из русских иммигрантов.
Выехать на место сибирались в мае 1921 года, но из-за технических трудностей прибыли только в апреле 1922-го. Коммуне было передано 1000 десятин разгромленного антоновцами совхоза "Ира", отчего ее часто ошибочно называют "Ирской", хотя она никогда так не называлась.
Первая группа иммигрантов состояла из 50 коммунаров, число которых к концу года увеличилось вдвое, а впоследствии возросло до 350 человек. Изначально коммуна называлась "Кирсановской", а с 1924 г. - "Коммуна им. Ленина".

Первая же группа привезла с собой 4 трактора, грузовик, мощный двигатель для выработки электричества, плуги, бороны, сеялки, огромное количество мелкого инвентаря, а также семена, одежду и продовольствие. За лето американцы возвели большой двухэтажный жилой дом, столовую, мастерскую, коровник, птичник, свинарник. Осенью начали строить плотину, выписали из США турбину и начали электрофикацию коммуны и окрестных сел.
Коммунары активно привлекали местных жителей к совместной деятельности, обучали работе на тракторах. Антоновцы угнали почти всех лощадей в волости и эти тракторы оказали существенную помощь крестьянам в запашке земель. Кроме того, в коммуне были открыты случные пункты и быстро развивалось животноводство.
В 1927 году коммуна получила звание "образцовой".

Вот так в наши дни выглядит жилой дом, построенный американскими коммунарами в 1922 году:


Подробнее про коммуну в монографии Г.Я. Тарле "Друзья страны Советов", в главах второй и третьей.

Штейнмец.



В центре стоит один из величайших гениев ХХ века, изобретатель и электротехник Чарлз Протеус Штейнмец. Рядом с ним сами знаете кто.

Штейнмец - постоянный член Общества Друзей Советской России, со-редактор журнала "Soviet Russia" и его приложения "Soviet Russia pictorial". С осени 1921-го и весь 1922 год ежеквартально отчислял по 2,500 долларов на помощь нашим голодающим (на эти деньги в Поволжье можно было все это время детдом на 60-70 детей с полным штатом персонала содержать, и еще на спортзал или школьных учителей бы оставалось). В личной переписке с Лениным дал несколько важных советов по ГОЭЛРО.
Вопреки русской Вики Ленин горячо благодарил Штейнмеца за советы и очень сожалел, что тот не может приехать в Советскую Россию.
Сосед по правую руку Штейнмеца, к слову, был одним из учредителей и активным членом Межрабпома - международной коммунистической рабочей организации.

Обрывки разговоров из Самарских пивных 1919-1923 гг.

А также подслушанное на улицах и на Троицком рынке.

- Бывало... на начальников-то мило поглядеть, а нынче так, сосульки какие-то - Ваньки!

- Эх, какая у меня голова, а рассудок - бабий!

- Ежа под череп посадить надо человеку, ежа колючего.

- Я зашел летом, а думаю, может, до зимы просижу.(В пивной рабочий в валенках говорит про себя).

- Смотри, я ведь не больно пьяная... (мать - сыну).

- Где у тебя сынок-то, Миколавна?
- В Туркфронте служит...
- Чего он там делат?
- Телеграммы по воздуху ловит...
(Радио).

- Этот поп подешевше.

- Живой, с руками-ногами, а бегать не умеет.

- Эх, покойник и сердитый был, каянный, царство ему небесное...

- Чей бы бычок ни прыгал, а теленочек мой.

- Он настоящий яблошник: с яблони упал.
Collapse )

Опыт парламентской борьбы за помощь голодающим в условиях Первой русской революции.



Голод 1905-1906 гг., как известно, поразил 147 уездов в 24 губерниях, на пространстве от Херсона до Уфы. В отличии от голодов 1898 и 1911 гг. дело осложнялось тем, что Столыпин прямо запретил губернаторам допускать общественные комитеты помощи голодающим в местности, где были крестьянские волнения. А они были почти везде.
Тем не менее, общественные организации, вплоть до таких крупных, как Вольное Экономическое общество и Пироговское общество врачей, собрали значительные суммы и направили в губернии врачебно-питательные отряды - при голоде ВСЕГДА открываются всевозможные эпидемии, тогда особо свирепствовал тиф.

В некоторых уездах, как например в Аткарском Саратовской губ., власти наплевали на запрет, в виду царящего вокруг кошмара, и отдали всю помощь в руки земства и комитетов. В большинстве же пораженных голодом областей комитеты либо прямо не допускали к работе, либо вставляли палки, либо прибегали к прямым арестам и высылкам активистов. Так, например, в Рязанской губернии священника села Гулынок о. Пронского арестовали за то, что он организовал от Московского Общественного комитета помощи голодающим столовую для голодающих ребятишек.
Более того, в прессе власти сначала привычно замалчивали голод, а затем прямо стали убеждать общественность, что никакого голода, и тем более эпидемий, нет.

В Комитетах же состояли далеко не последние люди и никто просто так сдаваться не собирался. Сначала пробовали вежливо и по-деловому договориться с местными администрациями - не помогло. Стали подключать известных людей - толку ноль. И тогда комитеты подали коллективное обращение в Государственную думу с просьбой привлечь к ответу Министерство внутренних дел, чинящее всевозможные препятствия в деле помощи голодающим. Главными лоббистами выступили секретарь Госдумы кн. Шаховской, доктор В.И. Долженков, А.Ф. Аладьин.

12 июня 1906 г. Столыпин был вынужден выступить в думе. Перед ним были поставлены два прямых и совершенно конкретных вопроса:
1. Будет ли отменено распоряжение об отказе в продовольственной помощи семьям крестьян, участвовавших в волнениях;
и
2. "намерен ли министр внутренних дел и впредь допускать распоряжения местных администраций, препятствующие частным лицам и учреждением оказывать помощь голодающим?"
Collapse )

Вечер в Гранд-Опера.

23 февраля 1922 г. в парижской Гранд-Опера "Русский Общественный комитет во Франции помощи голодающим в России" устроил гала-спектакль и бал. Программа вечера:
1. Балет "Тщетная предосторожность" с участием лучших балетных сил эмиграции. Солистами выступили Балашова и Виктор Смольцев;
2. Русское и французское кабаре;
3. Цыганский хор;
4. Русские народные танцы силами жен и дочерей членов Комитета;
5. В фойе театра были устроены балаган и русский трактир. По центру фойе сольно выступал тенор Дмитрий Смирнов.

Распорядителем всего это великолепия выступал сам Николай Дмитриевич Авксентьев. Проявил, так сказать, свои управленческие навыки, приобретенные в Директории.


Весь чистый доход был перечислен на счет экспедиции Французского Красного Креста в России.

На этом же вечере, к слову, Павел Николаевич Милюков впервые публично озвучил свои тезисы о необходимости сотрудничества с Советской властью в деле сохранения самой России. С этими тезисами он поедет потом в Берлин, где произойдут известные события и убьют папу Набокова.
Отчет о вечере: ГАРФ, ф. Р-5877, оп. 1, д. 18, лл. 1-5.

Чтоб два раза не вставать, вот такая команда мечты организовала тот вечер (помимо Авксентьева и Милюкова):
Аксельрод Павел Борисович
Аргунова Мария Ивановна
Аргунов Андрей Александрович
Винавер Максим Моисеевич
Вишняк Марк Вениаминович
Вырубов Василий Васильевич
Голобородько Иван Иванович
Гурвич Марк Яковлевич
Демидов Игорь Платонович
Ландау Марк Александрович
Кн. Львов Георгий Евгеньевич
Пальчевский Николай Александрович
Плеханова Розалия Марковна
Рапп Евгений Иванович
Рубинштейн Яков Львович
Чайковский Николай Васильевич
и "госпожа Савинкова".

Все-таки неблагодарными скотами были советские идеологи,

очерняя перед Историей светлое имя императора Александра Благословенного.


Сейчас объясню.

В 1782 г. по приглашению президента Академии художеств Ивана Бецкого в Петербург приехал шведский гравер и чеканщик Карл Фредерик Эстедт, с которым был заключен пятилетний преподавательский контракт. По истечении контракта Эстедт остался в России, открыв в столице собственное весьма прибыльное дело.
Однако, на рубеже веков, будучи мастером старой школы, Эстедт не учуял новые веяния и просто вылетел из моды наступившей эпохи Ампир. В самом начале 1800-х гг., оказавшись без денег и будучи разорен кредиторами, Карл Фредерик принялся распродавать пожитки, чтобы перебраться обратно в Швецию и хоть как-то там снова устроиться. На всякий случай, по наущению друзей, написал прошение на Высочайшее имя с просьбой о материальной помощи в честь былых преподавательских заслуг. А император Александр взял, да и выдал ему единовременно 100 рублей золотом.
Эстедт тут же отложил отъезд, снял комнаты подешевле, вложился в производство и снова вернулся в дело. Прежних оборотов он конечно не достиг, но смог скопить достаточно денег для приличного приданого своей дочери Анны Беаты, которую успешно выдал замуж за немецкого купца Иоганна Гроссшопфа. В 1810 году у счастливой пары родилась дочка. которую тоже назвали Анной. Анна Иоганновна вырастет красивой девушкой и влюбится в питерского врача из крещеных евреев Александра Бланка, в браке с которым родит чудесную девочку Марию. А что было дальше, знал даже самый последний советский двоечник.

Кустанайский губисполком.

Чиновники тоже люди, и иногда способны не только на хороший поступок, но даже и на гражданский подвиг.
Для чиновников, совершивших реальный подвиг в сфере своей деятельности, я бы ввел специальную награду - "Орден Кустанайского губисполкома".

В злосчастном 1921 году Кустанайскую губернию ударило дважды: сначала аномальный джут убил табуны, а потом засуха прикончила урожай. В ноябре 1921 года в Кустанайскую губернию прибыла АРА и развернула свою сеть питания голодающих.
По договору РСФСР с АРА мы обязывались содержать за свой счет аппараты АРА на местах. В нищей Кустанайской губернии денег не было совсем. И тогда служащие губисполкома стали продавать на черном рынке свои пайки, чтобы выплачивать зарплату сотрудникам АРА - лишь бы те не прекращали и не тормозили работу по спасению голодающих. Причем делали так несколько раз, оставляя свои собственные семьи голодными, пока из Москвы через Уфу не стали поступать регулярные выплаты.

У меня к сожалению нет фотографии этих потрясающих людей. Есть только фото Ефима Мирошника, который достучался до Москвы и буквально спас кустанайских совслужащих. Да он и сам свою зарплату на голодающих отдавал. Поэтому пускай тут будет.


Телеграммы Мирошника были зачитаны на сентябрьском съезде полпредов 1922 года как вопиющий случай.
ГАРФ, Р-1058, оп. 1, д. 14, л. 39об.