Category: производство

О блоге

Голод 1921-1923 годов был абсолютно катастрофичным. Положение наше было в прямом смысле безвыходным. Причины, география, количество жертв и возможное число жертв давно и хорошо изучены. Меня в первую очередь интересует Как спасали. Операция по спасению России от Голода - ярчайший пример эффективной международной помощи и скоординированной работы государственных органов по преодолению тотального и просто инфернального бедствия.
Я собираю архивные материалы не только в России, но и в других странах.
Все, кому интересно как все мировое сообщество спасло нашу страну и как большевики умудрились в разрушенной стране организовать эффективную доставку, охрану и распределение помощи - вэлкам.
Тема для меня совершенно живая, - меня, как и многих из вас, просто не существовало бы, - поэтому записи могут носить несколько эмоциональный характер. Мат не запрещен, но только когда он уместен.

Вопросы по истории Китая в ХХ веке.

Китай на 1922 год полностью раздробленная страна с обособленными провинциями и правителями в них. Пекин с провинцией под чьим фактическим контролем в 1922-23 гг.? Гоминьдан там имеет влияние?
И вопрос посложнее: сеют ли в окресностях Пекина просо в промышленных объемах?
Три китайских продмаршрута везли нам преимущественно просо.

Затруднительный нацвопрос.

В 1916 году на работу на ситценабивную фабрику Шишкова, располагавшуюся в лесу у города Оханска, направили из Соликамского лагеря 20 военнопленных взамен мобилизованных рабочих. Из числа военнопленных десять были австрийскими немцами, восемь венгров, один хорват и один чех. Большинство пленных на гражданке были рабочими и крестьянами, и только чех был школьным учителем.
Условия на фабрике были несравнимо мягче лагерных и пленным даже предложили выписать через Красный Крест журналы и газеты с родины. Простое австро-венгерское быдло хотело выписать какое-нибудь иллюстрированное издание, максимально фривольного содержания, но узнав о стоимости пересылки отказалось от затеи в пользу покупки дополнительной жратвы.
Чех же неожиданно оказался ярым монархистом и имперским патриотом. Государственный официоз наценками не облагался и официальная пресса чуть не бесплатно возилась Шведским Красным Крестом - он навыписывал немецких ультра-правых газет и стал задалбывать всех политикой.
Так как выносить все это простым деревенским и заводским парням было непросто, группа военнопленных рабочих попросила руководство фабрики разрешить им провести внутреннее производственное совещание. Руководство разрешило.
Собравшись, военнопленные поставили перепуганного чеха посередине комнаты и принялись решать мучительную дилемму: если навалять чеху, то это будет проявлением австрийского или венгерского шовинизма (зависимо от того, кто первый плюху отвесит) по отношению к угнетенному славянскому меньшинству. А слушать еще и чешские националистические вопли не радовало никого.
Поэтому все посмотрели на хорвата. Хорват пожал плечами и ударом в лоб отправил чеха в нокаут.
Очухавшись, чех настучал начальству, что все пленные заражены социалистическими идеями, и их всех, кроме чеха, вернули в лагерь.

Рассказал "коллега" чеха по фабрике Антал Погоньи в 1958 году.

"Огонь!".

Всем знакомо это выражение - "огонь!", которое мы употребляем по прочтении особо зажигательного текста, просмотра улетного фильма или услышав фееричную историю.
В широких кругах считается, что это молодежное выражение и пришло в нашу речь недавно.
На самом деле ему более ста лет и за все время своего существования оно не меняло своего значения. Родилось оно воскресным февральским днем 1909 года в Санкт-Петербурге в рощице за пустырем Путиловского завода.
Виновником стал Александр Масленников - коммунист и революционер, о котором не нашлось дурного слова даже у Википедии

Collapse )

Первый бой Самарской рабочей красногвардейской дружины.

Первая рабочая красногвардейская дружина в 300 штыков была сформирована в Самаре в конце ноября 1917 года. Она состояла из 4 подразделений - "взводов". Взводы, в свою очередь, формировались из заводских рабочих. Первым и крупнейшим был взвод Трубочного завода (впоследствии военно-промышленный гигант "ЗИМ"). Командиром взвода был Г. Кузьмичев (сохранилась одна его фотография, сделанная после успешного побега из чехословацкого "поезда смерти", куда он попал после падения Самары в июне 1918-го
)

Третий взвод состоял из железнодорожных рабочих, четвертый составляли "иващенковцы" (рабочие заводов Иващенково (Чапаевск). Второй взвод состоял из обстрелянных солдат-латышей под командованием бывшего поручика В. Маурина, приданных дружине в усиление.
Командовал дружиной А.В. Гавриленко (помком - Маурин).

Так как боевого опыта и военного образования рабочие не имели никакого, то их отправили в Тоцкие лагеря, где они под руководством латышей прошли краткий и ускоренный курс: бойцов научили стрелять из винтовки на 100 и 300 шагов, метать гранаты и окапываться (должны были обучить пулеметчиков, но времени не хватило).
Там же, в военном лазарете, прошли ускоренные курсы девчонки-добровольцы из работниц Трубочного завода: Наташа Кузнецова, Дуся Игнатова, Маша Андриянова, Маша Бауэр, Настя Лабынцева, Наташа Шуклина. Из них был сформирован санитарный взвод.

1 декабря, в виду обострившейся ситуации в Оренбургской губернии, Самарскую дружину в срочном порядке отправили в Бузулук. В Бузулуке дружине выдали пулеметы, которые забрали себе латыши - рабочие все равно не умели обслуживать и пользоваться. Там же отряд получил назначение - охранять село Гамалеевку и станцию, патрулировать окрестности, наводить порядок. Сама Гамалеевка располагалась на небольшой возвышенности в 3 верстах от железной дороги.
В селе стояли 20 дней. Хотели продолжить обучение, но не срослось: через станцию шли эшелоны то с мешочниками-спекулянтами, то с дембелями. Стычки происходили по несколько раз на день: с мешочниками понятно почему, а вот с солдатами случались зарубы - вышел приказ не пропускать солдат на восток, чтоб не попали к Дутову. Кто понимал, а кто нет. А кто-то и стремился к Дутову. Тяжелая и канительная была служба у самарцев.
17 декабря из Самары в отряд привезли два трехдюймовых орудия, но из них даже латыши не умели стрелять, к тому же оказалось, что снаряды не подходят. 18-го к Самарской дружине присоединился кавалерийский эскадрон из запасного полка в Сызрани.
21 декабря в селе Платовке юнкера и офицеры подняли мятеж. 22-го дружина пришла туда в полном составе и притащила пушки. Пушки внушили - офицеры с юнкерами сбежали, местные сдали несколько штук берданок и обещали сидеть на попе ровно. В этот же день, дружина получила приказ отбить захваченную накануне казаками Дутова станцию Сырт на 13-м разъезде.

К разъезду прибыли утром, 23 декабря. Солнце светило ярко, ветра не было, снег блестел и скрипел на морозе. До станции по прямой было три километра и в бинокль хорошо было видно, что казаки не теряли времени зря - по периметру были сооружены из оледеневшего снега укрепления.
Collapse )

Как Энгельс походя баффнул теоретические скиллы русских социалистов.

Во время нашего голода 1891-92 годов цензура не пропускала в популярных СМИ подробные статистические статьи по пораженным голодом губерниям, а в некоторых областях власти совсем запретили печатать статсборники до особого повеления (Самарское земство. 1864-1914. Юбилейный доклад-очерк, заслушенный в 49 очередном губернском земском собрании. Самара, 1914, с. 140). В Самарской губернии земская статистика была на довольно высоком уровне, но с 1888 года не имела выхлопа в виде публикаций. А очень хотелось. К тому же, статистическим бюро губернского земства заведовал бывший народник Красноперов. Он и придумал писать статьи в разные узкопрофильные журналы, чтоб не пропадало.
В ноябрьском номере "Юридического вестника" за 1891 год вышла статья Красноперова "Формы крестьянского кредита в Самарской губернии". Там было о формах и суммах кредитов, их возврате и задолженностях. Заодно, вскользь и осторожно, давались данные по росту недоимок.

Революционные круги ее заметили. Один из идеологов народнического движения Николай Даниельсон сразу ухватил, что статья наглядно показывает прогрессирующее массовое разорение крестьянских хозяйств и представляет кошмарную картину бедствия.
Даниельсон очень гордился своей проницательностью. И вообще важный был. Он перевел статью на немецкий и отправил самому Энгельсу - посмотрите, мол, какой ужас наши власти скрывают, а мы, такие крутые, вычислили правду.

Фридрих Фридрихович знал этого Даниельсона и статью не выбросил - прочел, как только переборол старческую лень, в одну из редких минут, когда под рукой не было стакана. 15 марта 1892 года он написал Даниельсону, что из статьи следует:
1. С 1861 года в России идет развитие современной промышленности и, соответственно, меняются хозяйственные отношения. Смена хозяйственных отношений ведет к слому привычного уклада.
2. Многие крестьяне бросают деревни и идут в города, увеличивая пролетарскую прослойку. В России пролетариат отстал, дремуч и не рвет окончательно с деревней, видя в производстве хлеба единственный путь к обогащению.
3. Масса же оставшихся крестьян не может приспособиться к новым отношениям и отказаться от хозяйства тоже не может. Поэтому она разоряется и идет в кабалу к деревенским капиталистам.
4. "Неурожай, по-моему, только сделал очевидным то, что в скрытом виде существовало уже раньше. Но ужасающе ускорил соверщающийся процесс".
5. Массовое разорение приведет к тому, что из деревни побегут даже те, кто не особо хочет, так как излишние рты, неспособные платить по долгам, новым деревенским капиталистам тоже не нужны. В города хлынет волна низкоквалифицированных и неграмотных рабочих. Рост промышленности в России не остановить. Но, в виду дешивизны рабочих рук, основная масса пролетариата будет дремучей, дикой и непрофессиональной.
6. С ростом капиталистических противоречий, не имея высокой квалификации и тыла в деревне, русский пролетариат будет испытывать огромные лишения и притеснения.
7. Русским пролетариатом никто сознательно не руководит, никто его не обучает, сознание рабочих не развивается.
8. Будет колоссальный революционный взрыв, но из-за слабой организации и отсутствия классового сознания взрыв приведет толко к бессмысленным жертвам.
9. Надо немедленно приступать к работе с пролетариатом, крепить партийную работу, показать рабочим правильный путь. Но пока вы-дураки занимаетесь склоками и обидами - поезд уходит.

Это все старик Фридрих вывел из одной статьи (ну разве еще в 1870-е они с Марксом рассчитывали доходность русских черноземных крестьянских хозяйств). Хрустального шара у него не было и о 1905 годе он ничего не знал. Статсборников 1914 года с картинами скачкообразного роста промышленности и рабочего класса в России у него тоже не было.


Это был сильный удар по нашему народничеству. Самые умные начали вникать и переходить на рельсы марксизма. То есть делать то, к чему призывал один молокосос из Самары.

Прямая цитата из "Маркс К., Энгельс Ф. Революцонная Россия", М. 1967, с.597.

Производственная помощь. Американские ткачи.

Был такой замечательный человек - Сидней Хилман.


Родился он в Ковно в религиозной еврейской семье потомственных торговцев в 1887 году. Родители хотели сделать из него раввина, но не получилось - пацан предпочитал водиться с местной шпаной. Пару раз загремев в кутузку, познакомился с местными социалистами, стал ходить на подпольные собрания и окончательно променял талмуд на Карла Маркса. Стал бойцом Бунда. Участвовал в организации первомайской демонстрации в 1904 году в Ковно, за что получил первый срок в тюрьме. В камере познакомился с профессиональными революционерами. В 1905 году работал агитатором. Узнав, что заочно приговорен к повешению, в 1906 году свалил в Германию, а оттуда перебрался в США. Сначала работал приказчиком на складе швейной фабрики, потом закройщиком в цеху. Там он и сделал быструю карьеру - гены помогли. Хилман потрясающе умел договариваться и находить компромиссы. Короче он возглавил фабричный профсоюз, а в 1914 году стал главой Объединенного союза рабочих швейной промышленности США.
В событиях 1917 года и гражданской войне в России участия не принимал - с головой ушел в профсоюзное движение США. В июле 1921 года прочитал воззвание Горького. Написал несколько писем друзьям в Россию. Связался c Межрабпомом и выехал в Берлин. В Межрабпоме уяснил всю картину нашей катастрофы. Еда едой, но промышленность в России полностью развалена, ничего нет. Межрабпом как раз начал формировать отряды рабочих для производственной помощи Советам и Хилман без колебаний решил включиться в это движение. И включился с истинно американским размахом.
Вернувшись в Америку, Хилман выступил с несколькими воззваниями к работникам швейной промышленности. Заключил союз с американо-русским экономическим обществом (полулегальное объединение профсоюзов США, собрали нам 1.000.000 долларов) и Союзом Друзей России (коммунистическая организация, тоже серьезные ребята). Предложил всем профсоюзам отчислить однодневный заработок и помочь сформировать экспедицию в Москву для помощи Советам в восстановлении швейной и текстильной промышленности. В неделю собрал 32.000 долларов, необходимое оборудование и сплотил вокруг себя первую группу в 120 человек американских ткачей и фабричных рабочих


Уже в сентябре 1921 года группа с оборудованием и станками прибывает в Москву. Совпра дает американцам поручение - восстановить и ввести в эксплуатацию швейную фабрику № 36. Американцы берутся за дела, но сталкиваются с нашей волокитой, бестолковщиной и бюрократизмом - профессиональных чиновников на местах нет, работать не умеют. Хилман моментально находит выход. Пишет на бланке американских профсоюзов Ленину:
"Мы приехали с одним только желанием работать, и работать усиленно. Мы просим Вашего сотрудничества помочь достроить эту фабрику. Нам очень мало нужно материалов для ремонта этой фабрики, а что требуется - имеется в местных учреждениях. Мы верим, что их получим, но это протянется больше месяца, когда мы можем все сделать в несколько дней. И это необходимо не для нас, а для производительности в Советской России" (О.Д. Соколов. Письма Ленину из-за рубежа//История СССР, 1960, №2).
Ленин реагирует мгновенно, раздав по шапке кому надо.
В результате уже 12 октября фабрика вовсю работает и принимает на работу и обучение русских специалистов. Фабрика полностью укомплектована новейшим американским оборудованием и, выйдя на полную мощность, обеспечивает работой 600 человек.


Делать дело и почивать на лаврах - это не по-американски, чего бы не вещали вам стареющие сатирики из телевизора. Раз можно работать и добиваться успеха - значит надо развиваться дальше!
Хилман рождает гениальный план.
Collapse )