Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

О блоге

Голод 1921-1923 годов был абсолютно катастрофичным. Положение наше было в прямом смысле безвыходным. Причины, география, количество жертв и возможное число жертв давно и хорошо изучены. Меня в первую очередь интересует Как спасали. Операция по спасению России от Голода - ярчайший пример эффективной международной помощи и скоординированной работы государственных органов по преодолению тотального и просто инфернального бедствия.
Я собираю архивные материалы не только в России, но и в других странах.
Все, кому интересно как все мировое сообщество спасло нашу страну и как большевики умудрились в разрушенной стране организовать эффективную доставку, охрану и распределение помощи - вэлкам.
Тема для меня совершенно живая, - меня, как и многих из вас, просто не существовало бы, - поэтому записи могут носить несколько эмоциональный характер. Мат не запрещен, но только когда он уместен.

(no subject)

- "Из поляков нужно вспомнить Бучака - это рабочий парень из Детройта, семнадцатилетний парень. Во время войны он погиб, его повесили немцы. Этот парень раньше был в Мадриде в составе 1-й интернациональной бригады. Через месяц после тяжелого ранения вновь вернулся в строй. Сражался в партизанском отряде. Героически вел себя".

Марш мертвых.

Пускай нас убили, но все же мы здесь:
Свершились над вами проклятье и месть.
Мы тянем к вам руки из тьмы гробовой.
Ага!
Вы зря нас старились засыпать землей!

Тяжелые плиты над нами легли,
Но сбросил убитый те камни с земли.
Вы слышите стук и скрипенье костей?
Ага!
Так ждите сегодня незваных гостей!

Мы мертвыми были, лежали во мгле,
Но видим - неправда царит на земле.
Пришли мы вершить над живущими суд.
Ага!
Ни тюрьмы, ни церкви от нас не спасут!

Земля, обагренная кровью рабов,
В себе миллионы укрыла гробов.
А тех, кто нас гнал, как скотину, в огонь -
Ага!
Холодная схватит за горло ладонь!

Как гром громыхает над миром наш гнев,
Идем мы, костлявые руки воздев.
Страшны ваши судьбы, пощады вам нет.
Ага!
Сегодня вы мертвым дадите ответ!

Венгерский интернационалист Хомок, газета "Вёрёш уйшаг" ("Красная газета"), 1919 год.
Перевод Юрия Разумовского.

Расстрелянные осенью 1918 года англичанами и контрреволюционерами 80 пленных венгров-интернационалистов. Петровск (Petrovzk).


Фото из архива ВНА. По сети гуляет с подписью "расстрелянные рабочие". Оригинальная подпись:
"Petrovszkban 1918 õszén 80 magyart gyilkoltak meg az anglobérenc ellenforradalmárok".

P.S. Фоторгафия размещена исключительно для иллюстрации этого мощнейшего стихотворения, а не для обсуждения белого или красного террора.

Плюсы комплектования "партизанских" отрядов и полков на начальном этапе ГВ.

В Николаевском (Пугачевском) полку Чапаевской дивизии служили отец и сыновья Рублевы. При занятии Николаева (Пугачева) сыновья погибли и на их место пришли двое их младших братьев - мстить за гибель старших.
В Соломихинском бою погибли братья Андрей и Егор Меркуловы. На их место пришел отец Перфил Федорович с младшим сыном Александром.
В Александрово-Гайской группе Винермана погибли братья-близнецы Кулешевы. Им на смену пришли их младшие братья Алексей и Петр.

Рядовой Райан отдыхает.
"Этих дней не смолкнет слава", М., 1958.

Высокопоставленный анекдот.

В Российской империи губернаторы подчинялись, де факто, министерству внутренних дел. С царем среднестатистический губер встречался только при подаче ежегодного отчета о состоянии губернии: несколько регламентированных минут, за которые надо рассказать как все хорошо в губернии (некоторые, правда, изредка умудрялись и деловые вопросы затронуть, но не больше одного). Право на прямую аудиенцию представляло собой сложную бюрократическую процедуру: доступ к телу давала только виза МВД, которая выдавалась (или не-) после обстоятельного изучения причин аудиенци, сбора справок и дополнительных сведений. Сама аудиенция модерировалась сотрудниками МВД и длилась не больше 5-6 минут (Ники дольше не выдерживал малознакомых людей). Писать письма царю дозволялось, но опять же через МВД.
МВД контролировало губернаторов с помощью циркулярных инструкций, которые касались всех сфер жизни. Инструкций было так много, что они тормозили не только любые начинания, но и исполнение прямых указаний Центра. По меткому замечанию "профессионального" губернатора С.Д. Урусова, искусство работы заключалось в способности понимать какие из указаний МВД следует пытаться выполнять, а какие можно проигнорировать. Затюканность губернаторов иногда доходила до абсурда.
В МВД проблему знали и периодически (последний раз в 1915 году) пытались с ней бороться, порождая новые бюрократические конструкции. Выхода из положения никто не видел и оставалось только травить анекдоты: на одном из приемов, еще перед Первой русской революцией, министр внутренних дел Плеве рассказал Урусову, как один губернатор отказался вскрывать циркуляр МВД из-за того, что на нем стояла пометка "Секретно".

"Записки губернатора" Сергея Дмитрича Урусова - более чем занятное и дельное чтение, рекомендую.

Пользуясь случаем, обращаю внимание гг. журналистов и сетевых всезнаек на тот факт, что "губернатор" и "генерал-губернатор" - это совершенно разные должности в РИ. По функционалу современный губер не особо отличается от простого "губернатора" в РИ.

Чикагские мученики. Что на самом деле означает праздник 1 Мая.

Продолжение. Начало:
https://d-clarence.livejournal.com/215565.html
https://d-clarence.livejournal.com/216011.html
https://d-clarence.livejournal.com/216495.html
https://d-clarence.livejournal.com/217296.html
https://d-clarence.livejournal.com/218363.html

Глава пятая. Как случился Хеймаркет.

В январе 1886 года Парсонс составил план агитационной кампании. Состоял он из трех развернутых пунктов:
1. Январь-Март - помочь создать профсоюзы в тех организациях, где их еще нет. Где есть - укрепить.
2. Март-Апрель - согласовать лозунги, даты выступления, решить все оргвопросы.
3. Тактика самозащиты. Никаких отстрелов "бешеных собак" - выступление должно быть мирным, без провокаций. Никаких поводов властям не давать - власти сами себя дискредитируют если нападут на мирных демонстрантов. Однако, при выступлении, формировать отряды из рыцарей и членов клуба для сдерживания полицейских или войск, чтобы не допустить жертв среди жён и детей рабочих. Кроме того, в каждой колонне держать сплоченные группы физически сильных молодых мужчин на случай появления штрейкбрехеров: на этих сразу бросаться, месить, отводить от колонн и подставляться полиции, чтоб та задерживала только эти группы и не имела повода докопаться до колонны. Колоннам выдвигаться только выпуская разведку из мелких пацанов на три-четыре квартала вперед. Отработка тактики - март-апрель.

В феврале Парсонс и Неебе помогли создать профсоюз на городской скотобойне Чикаго. Это моментально взбодрило власти города - контингент на бойнях был самый взрывоопасный. Вкалывали там в основном ирландцы, поляки и мексиканцы. Платили рабочим гроши, а вкалывали они в совершенно невыносимых условиях. Толпа таких парней на улице

- ночной кошмар. Работникам стали платить чуть не вдвое и построили пивную прямо у проходной - лишь бы не ходили никуда.

Следующим пунктом было возобновление деятельности профсоюза на заводе сельскохозяйственных машин Маккормика. Контингент там был тоже хорош - ирландцы, немцы и чехи, которые постоянно дрались друг с другом. Всех помирили, сплотили и руководство завода тут же запретило профсоюз. Рабочие не поняли, собрались во дворе завода и потребовали у руководства разъяснить запрет. В ответ во двор вошли агенты Пинкертона и полицейские и вытолкали не ожидавших такого развития событий работяг на улицу. На следующий день работяг пускали на работу по одному, заставляя на проходной подписывать обязательство не вступать в профсоюз под угрозой увольнения. Акция прошла относительно мирно, но руководство после нее перестало спать по ночам: рабочие прекратили склоки, ходили молча, с начальством разговаривали только по делу - страшно.

Капиталисты никогда дураками не были, тем более американские. Получили сигналы - стали играть на опережение. В конце марта они нанесли удар откуда никто не ждал - с помощью агентов Пинкертона раскололи Рыцарей Труда.
Collapse )

Непонятные люди в Стокгольме в 1906 году.

В конце апреля 1906 года полиция Стокгольма вдруг заметила, что в город пачками прибывают непонятные транзитные туристы: почти все без паспортов, в Швеции, типа, проездом (чаще в Германию, отдельные умники в Америку), денег у всех впритык, подданства российского.
Селятся, в основном, в районе Остермальма. Всего накопилось 140 человек.
Вокруг них пасутся местные социалисты и прочие левые всех мастей. Старый коммуняка Хинке Бергерен помог им снять зал в Народном Доме, где они замутили что-то вроде конференции. Агенты спецслужб Российской империи, также пачками прибывающие в Стокгольм, - детектед.

В то время все иностранцы, прибывавшие в Швецию, должны были регистрироваться в полиции. Этих мутных всех зарегистрировали, с кем-то, кто мог хоть пару слов по-немецки сложить, даже поговорили. Приехали и приехали: не безобразят, к прохожим не пристают - как бы и фиг с ними. Но вот конференция или "съезд", как они свое сборище называют, - это серьезно. Мало ли чего они там затевают, да и тёрки с РИ шведам тоже не очень нужны - полиция затребовала списки зарегистрированных делегатов.

Ясен пень - списки не бились ни с одной анкетой.
Полицейские стали "туристов" дергать по второму кругу: выяснять настоящие имена, составлять новые анкеты, снова допрашивать знающих немецкий. Ну и вот что им это дало.
Анкеты - просто песня. Первого, думаю, узнают все:
"ФИО: Всарионович Иван Иванович. Родился 18 декабря 1879 года в Тифлисе. Сын сапожника Ивана Висарионовича. Прибыл на пароходе "Велламо" 22 апреля. Остановился в гостинице "Бристоль" на Клара Эстра Чиркогатан. Намерен остаться в Стокгольме на две недели, затем поехать в Берлин. Паспорта нет. Имеет 100 рублей. По-немецки не говорит.
Приметы: лицо в оспинках, темные волосы и борода, карие глаза, большой нос, серое пальто в крапинку, меховая шапка".

Вот этого удалось разговорить:
"Допрос вели офицеры Адольфсон и Энстрём на немецком языке без переводчика.
ФИО: Петров Иван Федорович. Родился 1 июля в Москве. Сын купца Федора Петрова и его жены Анны Семеновны. В Москве снимает комнату на Бронной улице, дом 5, 2-й этаж. Остановился в гостинице "Бристоль" на Клара Эстра Чиркогатан. Паспорта нет. Имеет 60-70 рублей.
Петров показал, что скрывается от царских властей за агитацию свободы слова и печати. Преследуется за свои убеждения. Бежал от полиции в Финляндию, в Стокгольм прибыл на пароходе из Або. В Стокгольме пробудет две недели и поедет в Швейцарию, где, как он слышал, проживает много русских политических беженцев.
Приметы Петрова: среднего роста, крепко сложенный, карие глаза, прямой нос, темный шатен, темные усы и борода, небольшая лысина. Одет в темный костюм, зимнее пальто, мягкую шляпу".

Еще один разговорчивый:
"ФИО: Красовский Семен Михайлович. Родился 16 марта 1881 года в Херсоне. Литератор. Остановился в гостинице "Мальмстен" на Мастерсамуэльсгатан, 63. Приехал на две-три недели, хочет в спокойствии обдумать происходящее в России и написать статью. Паспорт потерял. Имеет 50 рублей.
Приметы: высокий лоб, окладистая коротко остриженная борода, серо-голубые глаза. Одет в серое однобортное пальто, серую мягкую фетровую шляпу.
Фамилию изначально указал "Орловский" - это его литературный псевдоним".

Остальные анкеты были того же типа. 8 мая все эти "непонятные" из Швеции выехали.

Под катом: кто эти двое и подлинники анкет.
Collapse )