Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Альварес дель Вайо (Julio Álvarez del Vayo y Olloqui)



Испанский и аргентинский журналист, организатор испанской гуманитарной помощи голодающим Советской России и Украины в 1922 году.
С Первой мировой войны Альварес являлся корреспондентом сразу трех крупных газет: аргентинской "Националь", мадридской "Эль Соль" и английской "Манчестер Гардиан". В марте 1917 года брал в Швейцарии интервью у абсолютно неизвестного европейской публике русского революционера - Ленина.
В 1921 году вошел сам по себе в комитет Нансена. В январе 1922 года посетил наши голодающие губернии. В феврале мадридская "El Sol" открыла подписку в пользу русских голодающих. С ней тут же стали соревноваться барселонские газеты, которых поддержали футболисты "Барсы". Все собранные средства переводились лично под честное слово и имя Альваресу. Кроме того, Альварес устроил лекционное турне испаноязычных работников комитета Нансена по Южной Америке, где также собирались средства для нас.

Испанская помощь голодающим нам очень мало изучена на данный момент. Мы даже толком не можем сказать сколько всего было собрано и распределено. Точно знаем, что Квислинг открывал на Украине столовые на испанские деньги, но где именно - предстоит еще выяснить.

Монгольский "Белый слон"

В октябре 1921 года, вняв нашим призывам о помощи голодающим, правительство Монголии подарило нам табун в 1000 лошадей. Самовывозом.
Совпра с радостью подарок приняло, не вникая в подробности. О подарке напечатали в газетах. Принять и доставить "подарок" было поручено Иркутскому губисполкому.
Вы бы от такого удара точно не встали.

Проблемы:
- Забирать надо очень быстро, до середины ноября, по климатическим условиям. Все планировать и действовать приходится в жесточайшем цейтноте;
- Нужны табунщики и люди знающие монгольский. С Тывой все сложно, буряты не пойдут, русских "специалистов" по пальцам пересчитать и их еще надо собрать;
- Лошадей надо в пути кормить, а фуража нет: либо отправлен в Поволжье, либо в армию, либо у крестьян. Крестьяне уже заплатили продналог, за так ничего не дадут, а выкупать - денег нет;
- Лошадок надо гнать к железнодорожной ветке. И не просто, а к нормальной станции, где можно загнать эшелон в тупик и ждать их. До ближайшей удобной - 400 верст, но их не пройти - бандитизм и трудная местность. Надо тащить в обход общим путем примерно в 800 верст;
- Надо собрать эшелон, а вагоны и паровозы либо разбиты, либо забраны под Помголовские грузы, либо забронированы армией - надо договариваться, находить топливо и т.п.
- Договариваться и составлять эшелон нельзя, пока не выполнены предыдущие пункты;
- В Монголии сильно неспокойно, в пути тоже. Нужна вооруженная охрана. Ясно, что на лошадях. Все армейские части сосредоточены на границе ДВР и снимать их нельзя. Составлять охрану из бурят или тувинцев нельзя в силу местной специфики. Набирать русских охотников - время и деньги, которых нет. Единственный выход - брать у пограничников, но тут только с Москвой договариваться;
- Деньги на всю экспедицию. Их нет.

Иркутский губисполком справился. Об этом и пишу сейчас статью.

Шикарный подарок приехал из Москвы



Настоящая открытка Нансена в пользу наших голодающих 1922 года.
Нансен изображен с мистером Вэбстером (МСПД), наблюдающим как саратовские студенты разгружают продгрузы для саратовских же ребятишек.

Спасибо самому правильному Анониму российских интернетов!

Генриетта Роланд Холст ван дер Схалк.



Голландская поэтесса, коммунистка и автор голландского текста "Интернационала".
Секретарь нидерландской секции Межрабпома. Голландские рабочие и коммунисты содержали детские дома в Самаре и Саратове в 1922 году, отправили в Петроград пароход с продовольствием для беспризорников. Однако, главной задачей голландского Межрабпома была поддержка группы Рутгерса, из которой родилась знаменитая автономная индустриальная колония - "АИК Кузбасс", сыгравшая одну из ключевых ролей в становлении советской угольной промышленности на Кузбассе.
В годы Второй мировой войны Генриетта Роланд Холст активная участница голландского Сопротивления - редактирует и издает подпольные антифашистские газеты «De Vonk» и «De Vlam».
В настоящее время признана классиком голландской поэзии, ее произведения проходят в школе. Она также является автором самой популярной биографии Льва Толстого на голландском языке и, кроме того, считается родоначальницей голландской феминистической литературы (за стихотворение "Я не женщина - я поэт").

"Интернационал" на голландском:

Огюст Форель.



Знаменитый швейцарский невропатолог, психиатр и крупнейший в мире мирмеколог. Личный друг Дарвина. Убежденный социалист.
С 1921 года - секретарь швейцарской секции Межрабпома (председатель - Фриц Платтен). Финансово содействовал созданию швейцарской коммуны под Сызранью. Швейцарские рабочие содержали два детдома в Поволжье по линии Межрабпома. Кроме того, швейцарская секция направляла горное и шахтерское оборудование на Донбасс и Кузбасс.
Национальный герой Швейцарии, его портрет размещен на банкноте в 1000 франков.

Евреи Берна голодающим Поволжья.



10 апреля 1922 года первая в мире женщина-преподаватель философии Анна Тумаркина передала от имени Еврейской общины города Берна нашему полпреду в Швейцарии Багоцкому 4,500 франков на закупку продовольствия для детской столовой на 100 человек на 6 месяцев.
Багоцкий передал сумму в РОКК, который 10 мая того же года открыл очередную детскую столовую в Самаре. В столовой висела надпись "Столовая содержится еврейским комитетом г. Берна".

ЦГАСО.

Железная 24-я.



"Мы, бойцы Железной дивизии, клянемся вам, голодающему самарскому крестьянству, помочь всем, чем только сможем, все сделаем, что будет в наших силах, чтобы облегчить ваши бедствия. Ни один красноармеец не останется безучастным к вашему несчастью. Дорогие товарищи, мы так-же бедны, как и вы, но все, что только возможно, мы отдадим вам... Мы верим, что общими усилиями рабочих, крестьян и красноармейцев, Советская власть справится с великой бедой голода и выйдет из нее более окрепшей и закаленной".

Письмо бойцов Железной дивизии голодающему крестьянству Самарской губерни. "Беднота", 1921, 2 сентября.

24-я Железная дивизия находилась в то время в Дагестане. Дивизия в полном составе оставила себя на три дня подряд совсем без еды, отправив тогда же в Самару 2,1 тыс. пудов продовольствия из собственных скудных запасов. Дивизия в полном составе отправила в Самару все свое месячное денежное довольствие за сентябрь в размере 70 миллионов рублей, и еще 8 миллионов бойцы и командиры насобирали по своим дырявым карманам.
В дальнейшем командиры дивизии ежемесячно отчисляли в пользу голодающих 3 дневных пайка, бойцы - 2.

Кан. дисс. Чемерисского.

(no subject)



В 1921-22 гг. в Самаре гражданам строго не рекомендовалось бить стекла. Если же граждане били стекла, то обязаны были извещать Эпидчека.
Эпидчека сама била стекла, если выявлялась их бесхозность в пустующих помещениях.
Связано это было с возвратным тифом.

В городе работали всего две лаборатории - гражданская и военная - которые исследовали мазки и кровь больных с подозрением на возвратный тиф. Причем заключения по возвратному тифу они должны были давать в течении суток. В условиях тотального дефицита лабораториям постоянно требовались стеклышки для исследований под микроскопом.
Вот таким нехитрым способом эти стеклышки и заготавливали, разбивая и обрабатывая их под оком дежурного врача Эпидчека.