Category: семья

О блоге

Голод 1921-1923 годов был абсолютно катастрофичным. Положение наше было в прямом смысле безвыходным. Причины, география, количество жертв и возможное число жертв давно и хорошо изучены. Меня в первую очередь интересует Как спасали. Операция по спасению России от Голода - ярчайший пример эффективной международной помощи и скоординированной работы государственных органов по преодолению тотального и просто инфернального бедствия.
Я собираю архивные материалы не только в России, но и в других странах.
Все, кому интересно как все мировое сообщество спасло нашу страну и как большевики умудрились в разрушенной стране организовать эффективную доставку, охрану и распределение помощи - вэлкам.
Тема для меня совершенно живая, - меня, как и многих из вас, просто не существовало бы, - поэтому записи могут носить несколько эмоциональный характер. Мат не запрещен, но только когда он уместен.

Вопрос по русской-японской войне.

Во время масштабного голода 1906 года Московский Общественный комитет помощи голодающим (творческая интеллигенция, врачи, инженеры, толстовцы) имел отдельную строку расходов: "на помощь голодающим семьям пленных воинов". Всего таким семьям раздали продовольствия в Самарской, Саратовской и Пензенской губерниях на 950 рублей.
Вопрос: как общественники выявляли эти самые семьи военнопленных? У наших властей уже имелись японские списки? (это осень 1905 - весна 1906 гг.) И они вот так запросто делились военной инфой с гражданскими? У нас могли быть какие-то договоренности с Японией по этому поводу?
В кратком отчете Общества, опубликованном в 1908 году, нигде больше нет отсылок к войне.

Арифметика богатого крестьянина в 1891 году.

По Самарской губернии, которая как всегда эпицентр любой беды, богатым, живущим своим трудом,считается крестьянин, у которого 4-9 десятин наемной земли (в среднем шесть), 3-5 лошадей,не меньше двух коров, 18 овец и 3 наемных работника.
На шее у него сидят от 8 до 16 душ семьи. В среднем 12. Обычно в деревне таких зажиточных семей 5-7%. Где 10% - деревня считается богатой и кулаки там не водятся.
Когда летом 1891-го бабахнуло и земство стало составлять списки нуждающихся, то провели черту: 2 лошади, корова, овцы, 3 четверти овса, 20 пудов хлеба. Если у двора меньше в наличии - ставят на паек (20-30 фунтов муки в месяц). Больше - выживай сам.
Вот богатый мужик чешет затылок и прикидывает расклад.
Заработка у богатого крестьянина в 1891 году нет - урожай погиб. У него, как недурака, есть запас семян, в среднем 10 четвертей, на засев. Для скотины 20 четвертей овса. Есть запас хлеба - 40-50 пудов.
При жесткой экономии на 12 душ нужно 15 пудов хлеба в месяц. Прожить надо 10 месяцев. Пуд стоит 1,5 рубля. На 12 едоков нужно 225 рублей на 10 месяцев. Кроме того, ему нужно платить за землю 50-70 рублей. Ему нужно заплатить налоги и подати, которые с него требуют как с богатого. Всего, минимум для выживания и сохранения земли и лошадей, ему требуется примерно 350 рублей. Накоплений же у богачей в среднем по 200 рублей.
Что делать?
В первую голову увольняются работники. Значит засеяться будет трудней.
Придется продать овес - фураж в большой цене.
Продать овес = убить лошадей. Лошадей надо продать,а они не в цене. Лощади продаются за бесценок. Значит весной он их не купит. Значит надо 1-2 две беречь. Значит нельзя продавать весь овес.
Можно жрать и продавать семенной запас, но мужик пока не слетел с катушек от голода.
Замкнутый круг. Выхода два:
1. Распродажа имущества и части земли. То есть опускание до состояния "середняка" и ниже.
2. "Быстроденьги" - кабала у кулака. Что значит тоже опускание до "середняка" и ниже, но более плавное.
Выручить может только постановка семьи на паек, но графа Льва Николаевича Толстого, который сам возил по деревням земских статистиков и подбивал эти цифры, никто не услышал.


Л.Н. Толстой. О сердствах помощи населению, пострадавшему от неурожая. Помощь голодающим. Нучно-литературный сборник. М, 1892.

Реальный доход самарского крестьянина в 70-е годы XIX века.

В 1872 году, когда мир впервые узнал, что крестьяне крупнейшего экспортера хлеба мрут с голоду целыми семьями и деревнями, один нерусский человек задался вопросом: а почему? Про засуху понятно - почему у них денег нет купить себе хлеб на другом берегу Волги, где его завались? Он взял наши открытые источники: "Труды податной комиссии" и Статистику Самарского земства, регулярно публиковавшуюся в журнале "Юридический вестник".
По расчетам земской управы Самарского уезда Самарской губернии доход крестьянской семьи в пять душ, при 1 тягловом работнике (читай папа, мама и три малолетки), с 12 десятин земли (средняя цифра), которые эта семья может обработать (то есть папе пахать с утра до вечера), составляет за вычетом прямого налога 117 руб. 60 коп. За вычетом семян семья снимает 28 пудов с десятины. За один пуд им платят 35 копеек. Много?
Это не прибыль: крестьянин же несет расходы на производство и тупо пропитание, плюс платит прорву налогов, кроме прямого. Он платит земский сбор в 2 руб. 69 коп. с души, он платит за содержание сельского притча, за содержание сельских писцов, сельского начальства, на содержание въезжих квартир (где всякие проверяющие и полицейские чины останавливаются), на ремонт дорог и пошлины на многие продукты первой необходимости, вроде соли и керосина. А еще крестьяне несут рекрутскую повинность, т.е. подросшего работника у тебя могут забрать в армию и корячься один. Если сложить все расходы и налоги, то чтобы уйти в ноль крестьянин должен зарабатывать 125 руб. 53 коп. Где крестьянин берет недостающие 7 руб. 93 коп.? Правильно - кредиты. Крестьянин с рождения и до смерти должен - нету у него денег, совсем. А долг, за счет процентов, постоянно растет.
"Голод, - пишет этот нерусский человек, - при любом неурожае в данной местности - неизбежен". Годы 1882 и, особенно, 1891-92 с ним полностью согласились.
Если не догадались кто это, то он под катом. Да, у него и на нас хватало времени.
Collapse )