Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Альварес дель Вайо (Julio Álvarez del Vayo y Olloqui)



Испанский и аргентинский журналист, организатор испанской гуманитарной помощи голодающим Советской России и Украины в 1922 году.
С Первой мировой войны Альварес являлся корреспондентом сразу трех крупных газет: аргентинской "Националь", мадридской "Эль Соль" и английской "Манчестер Гардиан". В марте 1917 года брал в Швейцарии интервью у абсолютно неизвестного европейской публике русского революционера - Ленина.
В 1921 году вошел сам по себе в комитет Нансена. В январе 1922 года посетил наши голодающие губернии. В феврале мадридская "El Sol" открыла подписку в пользу русских голодающих. С ней тут же стали соревноваться барселонские газеты, которых поддержали футболисты "Барсы". Все собранные средства переводились лично под честное слово и имя Альваресу. Кроме того, Альварес устроил лекционное турне испаноязычных работников комитета Нансена по Южной Америке, где также собирались средства для нас.

Испанская помощь голодающим нам очень мало изучена на данный момент. Мы даже толком не можем сказать сколько всего было собрано и распределено. Точно знаем, что Квислинг открывал на Украине столовые на испанские деньги, но где именно - предстоит еще выяснить.

Эстонская аккуратность.



На протяжении всей голодной кампании 1921-23 гг. у ЦК Помгола и, отчасти, Межрабпома была одна серьезная проблема - валюта. Деньги нам слали и переводили из разных уголков страны и мира в местной всевозможной валюте. Продавали же нам на мировом рынке товары либо за доллары-французские франки-фунты, либо за золото на вес. При этом курсы валют во всем мире были нестабильны, во многих странах бушевала инфляция (у нас одна из сильнейших). Приходилось вести кучу таблиц и как-то все менять на "нормальную" валюту. Меняли все либо в Москве (за дорого), либо в заграничных полпредствах с рисками при перевозке наличных денег (советских дипкурьеров стреляли или задерживали тогда только в путь), так как денежные переводы из РСФСР работали неустойчиво.

В Эстонии за январь-август 1922 года собрали для наших голодающих частных пожертвований на сумму 7,018,409 эстонских марок. Причем эстонские граждане несли деньги керенками, царскими рублями, советскими золотыми рублями и дензнаками, и, собственно, самими эстонскими марками.
Эстонское правительство целиком и полностью поддерживало дело помощи голодающим и Эстонского Красного Креста, и служило посредником между эстонскими общественными комитетами помощи голодающим и ЦК Помгол. Сначала оно перевело всю собранную валюту в официальные эстонские деньги, а затем обменяло 6,800,000 марок по текущему курсу на 20,000 американских долларов наличными в 20-долларовых монетах. Вся наличка была перевезена эстонскими дипкурьерами в Москву и сдана в Помгол. Оставшиеся 218,409 марок пошли на закупку картофеля в самой Эстонии по просьбе Помгола. Картошку пустили на питание московских студентов.

По деньгам на голодающих.

Считать расходы и доходы Советского правительства в 1921-23 гг. то еще удовольствие: инфляция, дензнаки, золотые рубли и прочее и прочее. Привязывать к понятной валюте, вроде долларов, тоже занятие не для слабонервных: курсы менялись быстро, официальные курсы никогда не бились с реальными курсами на черном рынке. Поэтому наиболее надежные источники тут - это косвенные данные иностранцев, которые сразу переводили наши рубли в понятную им валюту, а также торговые сделки и внешние закупки Совпра.

Наиболее понятные цифры по тратам Совпра на помощь голодающим содержатся в документах и отчетах Лиги Наций. Аналитика была тщательной, но все же внешней, поэтому цифры не абсолютные.
Так вот: по оценкам Лиги Наций, с которыми мы в принципе соглашались, денежные траты Совпра с осени 1921 по осень 1922 гг. на помощь голодающим РСФСР (включая Кирреспублику и, частично, УССР), составили более 80,000,000 долларов (20 с лишним миллионов фунтов стерлингов). Еще 10,000,000 долларов нам дали в кредит, которые мы пустили на закупку семенного зерна.
Чтобы понять значимость этой суммы для Советской России нам надо посмотреть доходную часть ее бюджета. По триллионным фантикам 1921 года считать крайне сложно. Возьмем более-менее вменяемые полтора года: с января 1922 по сентябрь 1923 гг. (самое нищебродское наше время). Все бюджетные доходы за этот период составили 2,709,600,000 рублей.
Посчитать эту сумму в долларах сложнее. Если пойти по простому пути и взять средний официальный курс за 1922 год в 2083 рубля за 1 доллар, то получим сумму в 1,300,816 долларов.

Как ни разу не бухгалтер, готов к битью в подсчетах.

Бенцы.

В октябре 1921 года Банк Швеции (Riksbank) купил в Берлине два автомобиля "Бенц" и подарил их нашему ЦК Помгол. 7 октября автомобили были доставлены в Москву. Один автомобиль отправили в Казань в Таткомиссию Помгол. Другой же передали в исключительное распоряжение Заграничного отдела ЦК Помгол.

Банк Швеции, насколько я понимаю, напрямую подчиняется правительству. Поэтому не совсем ясно - было ли решение о подарке принято руководством Банка в лице Виктора Молла
или министерством финансов.
Купили и подарили, я так полагаю, вот эту модель:


Постановление ЦК Помгол о распределении подаренных автомобилей: ГАРФ ф. Р-1064, оп. 6, д. 102, л. 85.

Братская помощь Азербайджана голодающим Армении.

В мае 1920 года в Армении произошла очередная вспышка голода. Члены ревкома Армении Нуриджанян и Мусаелян запросили срочной продовольственной помощи у Совпра, Тифлиса и Баку.
Первым откликнулся ревком Азербайджана под председательством Наримана Нариманова. Уже в конце мая в Армению прибыли из Азербайджана 17 вагонов хлеба и 5 миллионов рублей. С эшелоном прибыли опытные партийные работники и специалисты по сельскому хозяйству.
За лето 1920 года Азербайджан отправил в Армению 50 вагонов продовольствия, 48 цистерн керосина и 200 миллионов рублей. В республику прибыли 200 азербайджанских инженеров, агрономов и прочих специалистов для помощи в восстановлении народного хозяйства.

ВОСР и победа Советской власти в Армении: сборник документов. Ереван, 1957. С. 324.

Чехи утащили, венгры возвратили.

Акт о принятии охраны золотого запаса РСФСР командованием 1-го интернационального полка 1-й интернациональной дивизии им. III Интернационала для доставки его из Сибири в Казань.
Ст. Ачинск, 12 апреля 1920 г. (кликабельно)
20190118_165505-1.jpg

Командир полка и просто героический человек - Иштван Варга


(его подпись стоит третьей сверху)

С.Ю. Витте об управлении финансами РИ в 1907 году.

Это настолько прекрасно, что и комментарии не нужны:
"Во все время моего управления финансами меня не раз обвиняли в составлении фальшивых бюджетов, и это всегда была неправда, а теперь оно имеется налицо. 38 с лишним миллионов на образование новых корпусов войск внесены в чрезвычайные расходы, а вот вам статья закона 1905 года, в которой говорится, что может быть вносимо в чрезвычайные расходы государства. В статье, очевидно, ни слова ни сказано о расходах на образование новых частей войск. Перед войной (русско-японской), когда мы договаривались с Куропаткиным о максимальном размере военных издержек, после долгих торгов мы сошлись на цифре 336 миллионов, а теперь, как видите, она доведена до 384, не считая 40 миллионов, помещенных в чрезвычайные статьи расходов.
Такого бюджета страна вынести не может, не может, не может! Когда я ушел из министерства, я оставил Коковцову 600 миллионов, полученных от заграничного займа, а теперь число бумажных рублей возросло вдвое. На что же пошли новые выпуски? Я долго ломал себе голову - промышленного кризиса не было, поступления шли правильно. Оказывается, что Коковцов, делая выпуск кредитных билетов для временных нужд, ни разу не распорядился об изъятии их из обращения, когда временная нужда прекращалась. Только теперь хватились и сожгли кредитных билетов на 54 миллиона. Но это двенадцатая часть выпущенного. Я узнал от Ефимовича (нач. департамента в минфине), что Коковцову приказано было скрыть факт образования новых военных корпусов, почему он и поместил расход в 38 миллионов в число чрезвычайных. Вот для кого уж должен был бы существовать административный суд Сената".

Воспоминания М.М. Ковалевского о встречах с С.Ю. Витте накануне роспуска II Государственной думы. Сборник документальных свидетельств "Власть и общество в Первой русской революции 1905-1907 гг.", М., 2017, с. 122-123.

Эталонный административный идиотизм.

Николай Васильевич Верещагин (старший брат известного художника) принимал самое деятельное участие в помощи пострадавшим от неурожая крестьянам в 1891 году. По линии земства и по собственной инициативе мотался по уездам, организовывал столовые, сбор средств и изучал причины бедствия. В отдельную копилку собирал самые вопиющие случаи нашей административной беспомощности, идиотизма и бестолковщины.

Вот такую комбинацию худших сторон нашей действительности он наблюдал в 60 верстах от Казани при распределении денежных ссуд крестьянам на покупку семян:
"Ссуда привезена была членом земской управы сторублевыми бумажками. Кабатчик, к которому общество обратилось с просьбой разменять деньги, потребовал, чтобы за размен каждой сторублевой бумажки брали у него четверть водки, которую население тут же и распило".
Естественно не остановились и пропили все деньги, несколько человек с перепоя померли. В профите остался только кабатчик.

Из доклада Н.В. Верещагина "По поводу неурожая текущего года" в годовом собрании Императорского Вольного Экономического общества 31 октября 1891 года.