Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

Альварес дель Вайо (Julio Álvarez del Vayo y Olloqui)



Испанский и аргентинский журналист, организатор испанской гуманитарной помощи голодающим Советской России и Украины в 1922 году.
С Первой мировой войны Альварес являлся корреспондентом сразу трех крупных газет: аргентинской "Националь", мадридской "Эль Соль" и английской "Манчестер Гардиан". В марте 1917 года брал в Швейцарии интервью у абсолютно неизвестного европейской публике русского революционера - Ленина.
В 1921 году вошел сам по себе в комитет Нансена. В январе 1922 года посетил наши голодающие губернии. В феврале мадридская "El Sol" открыла подписку в пользу русских голодающих. С ней тут же стали соревноваться барселонские газеты, которых поддержали футболисты "Барсы". Все собранные средства переводились лично под честное слово и имя Альваресу. Кроме того, Альварес устроил лекционное турне испаноязычных работников комитета Нансена по Южной Америке, где также собирались средства для нас.

Испанская помощь голодающим нам очень мало изучена на данный момент. Мы даже толком не можем сказать сколько всего было собрано и распределено. Точно знаем, что Квислинг открывал на Украине столовые на испанские деньги, но где именно - предстоит еще выяснить.

Тема голых мужиков



На рубеже XIX-XX веков полиция Петербурга регулярно забирала с улиц абсолютно голых мужчин. Массово. Так, за один только 1893 год, в Петербургскую пересыльную тюрьму было доставлено ровно 500 таких "аполлонов".

Тема была следующая.
Голый мужик честно признавался в бродяжничестве и нищенстве. Таких полагалось высылать из столицы в родные губернии. За казенный счет им выдавали арестантские куртки, порты, нательные рубахи и исподнее. Если дело было зимой (а оно и было чаще всего зимой), то выдавали еще шапку и какую-никакую обувь. Затем составлялся этап "земляков", который выпиннывался в надлежащую губернию.
Голые мужики никаких бумаг не имели, родиной называли, как правило, близлежащие нищебродские губернии и уезды, типа Псковщины. Там они моментально продавали крестьянам добротную арестантскую одёжу, надевали портянки и одежду с чучел, и ехали зайцами обратно в Питер бухать-тусить. После чего - ну вы поняли.
Полицейские тему знали и, иногда, ради прикола, отправляли голых мужиков куда-нибудь в Туркестан или Северный Кавказ. Что вставало казне в круглую сумму, но чего не сделаешь ради лайков коллег.

Нашел у Бахтиарова в "Уличных типах Петербурга".

Анекдот от Оки Ивановича Городовикова.



23 октября 1919 года, за день до бегства из Воронежа, генерал Шкуро бросил против Конармии свои последние резервы. Против дивизии Оки Городовикова вышел полк, мобилизованный Шкуро из бывших и престарелых офицеров, чиновников, купцов, гимназистов и попов. Воевать не пришлось - при виде красных конников полк побросал винтовки и разбежался.
К Оке Ивановичу привели трех тучных попов, которым лета и телосложение мешали быстро бегать. Ока Иванович не ожидал такого "подарка" и стал думать что с попами делать. Те же все время молились и беспрестанно крестились. Видя, что перед ним люди очень выносливые, терпиливые и смиренные, калмык и "нехристь" Городовиков определил их в обоз погонщиками волов.
Попы очень быстро освоили "науку" и стали возить на волах сено. Бойцы-обозники добродушно подкалывали их, незатейливо каждый день спрашивая: "а Бог есть?". Батюшки сначала терпеливо и пространно объясняли, потом ругались и плевались на бойцов, и, наконец, один из попов не выдержал и крикнул, что не знает.
Когда Ока Иванович как-то поинтересовался житьем-бытьем попов в обозе, то ему доложили, что один из попов "растряс на волах весь свой опиум".

Не особо грамотный в то время Ока Иванович, к слову, не сразу уловил смысл доклада, но комиссар разъяснил ему известную цитату.

Анекдот времен обороны Петрограда от Юденича.

Когда во время осеннего наступления 1919 года войска Юденича вплотную подошли к Гатчине, в Петрограде тысячи рабочих начали добровольно вступать в Красную армию. Из них наскоро сколачивали отряды, но сразу на фронт их пускать было нельзя - не обучены. Было решено готовить их к обороне самого города. Для руководства этими отрядами и обустройству эшелонированной обороны в Нарвско-Петергофском районе РВС фронта командировал военспецов из бывших офицеров. Именно тогда был выдвинут знаменитый лозунг: "Каждую улицу превратить в крепость, каждый дом в западню!".
На окраине района, на улице Счастливой, офицеры наметили места для оборудования нескольких пулеметных гнезд, которые брали бы в огневой мешок наступавшие в обход Пулковских высот войска неприятеля. Но сектора обстрела загораживали 9 старых деревянных домов, давно покинутых жителями. Дома было приказано снести, но бойцы, немного покорячившись, решительно заявили, что дома очень крепкие и для их сноса потребуется время. Так как настроение было близким к панике и отряды Юденича ожидали с минуты на минуту, то треклятые дома решено было поджечь.
Осень выдалась дождливая и бревна домов отсырели. С грехом пополам смогли поджечь угол одного из домов. В тот момент, когда пожар наконец занялся и появилась надежда, что он охватит весь дом, неожиданно примчался пожарый экипаж и пожарные очень быстро потушили огонь. Подбежавшим красноармейцам навтыкали, разъяснили технику пожарной безопасности и уехали. Пришлось-таки разбирать дома своими силами.


Рассказала Анна Марковна Иткина - член штаба обороны Нарвско-Петергофского района Петрограда в октябре-ноябре 1919 года.

Здоровый дипломатический юмор.

Государственные границы советских и финских вод в Финском заливе по Юрьевскому мирному договору. Наша -
простым пунктиром, что отдали финнам - жирным незакрашенным.


Схема из "Известий" за 6 октября 1922 года, номер 225, статья об октябрьских маневрах Красного Балтфлота.

Шведский армейский анекдот.

Принц-наше все-Карл отличался порядочностью, верностью семье, сдержанностью манер и некоторой старомодностью.
Однажды, в 1940-х, когда ему было уже глубоко за 80, он возвращался вечерним поездом с придворной охоты в Стокгольм (брат-король охоту вообще не любил, а принц Карл ездил "пострелять по банкам" и пообщаться). Возвращался он, естественно, не один, а в веселой компании придворных и кавалерийских офицеров - принц Карл сам был профессиональным кавалеристом и любил поговорить с молодежью о лошадях.
Время было позднее, дам не было, все сидели в вагоне-ресторане, выпивали и травили байки. Старый принц Карл сидел незаметно в углу, тихо улыбался и радовался молодежной компании и веселому окружению.
Народ припивал все больше, байки становились все солёней, рассказчики громче. Вскоре в вагоне стоял всеобщий ржач, шум, гам и о принце все забыли. После очередного тоста, обер-егермейстер стал громко и смачно рассказывать совершенно похабный анекдот. Он не успел закончить, как принц Карл вдруг резко встал и прошел через вагон на выход.
Все замерли, рассказчик спал с лица. Стали в полголоса переговариваться, что, блин, нельзя же такое при принце-то, и вообще неловко получилось, жаль старика. Обер-егермейстера сочувственно трепали за плечо и советовали искать новое место работы. Веселье угасло, все собрались расходиться.
Вдруг, так же резко, зашел обратно в вагон принц Карл, сел на свое место и со смехом пояснил: "Я подумал, что мне не обойтись без моего слухового аппарата!".

Шведская версия анекдота про солдата Орешкина.

Замечательная catherine_catty как-то раскапывала истоки анекдота про солдата Орешкина, который плевал в портрет императора: https://catherine-catty.livejournal.com/188884.html

Король шведский Карл XII анекдота, понятное дело, не знал, но с явлением столкнулся (заочно, правда).
13 декабря 1709 года в Йёнчёпинге был "осужден к смерти за оскорбительные высказывания в адрес короля" русский пленный солдат Симон Данилов. Ему приписывали слова: "Мне плевать на шведского короля, и русскому царю плевать на шведского короля".
Симон написал челобитную на имя Карла, в которой указал: "И в памяти своей имею прежде и ныне не помню, потому что в то число был пьян".

В благодушии и чувстве юмора Карл замечен не был, да и утруждать рассмотрением жалобы его не стали - все равно он еще не успел завести новый аккаунт в Турции. 5 января 1710 года Симону отрубили голову. Похоронили у почтовой станции Дункехалла в лёне Йёнчёпинг.

Нашел С.А. Козлов: "Русские пленные Великой Северной войны 1700-1721", Спб, 2011, с. 205.

Анекдот от Чичерина

В 1922 году от международной организации "Спасите детей" к нам приезжала бывшая сотрудница журнала "Былое" госпожа Кускова. На вокзале ее встретил красноармеец, чтоб проводить в контору организации. По пути она сказала красноармейцу: "Вы не дозрели, вы должны вернуть власть буржуазии". На что красноармеец ответил: "Так значит сейчас я должен снять винтовку, пойти к купцу и сказать ему: "Ваше степенство, возьмите обратно винтовку, мы не дозрели" ?"
Рассказано Чичериным на II сессии ЦИК Союза ССР 20 октября 1924.