Category: юмор

О блоге

Голод 1921-1923 годов был абсолютно катастрофичным. Положение наше было в прямом смысле безвыходным. Причины, география, количество жертв и возможное число жертв давно и хорошо изучены. Меня в первую очередь интересует Как спасали. Операция по спасению России от Голода - ярчайший пример эффективной международной помощи и скоординированной работы государственных органов по преодолению тотального и просто инфернального бедствия.
Я собираю архивные материалы не только в России, но и в других странах.
Все, кому интересно как все мировое сообщество спасло нашу страну и как большевики умудрились в разрушенной стране организовать эффективную доставку, охрану и распределение помощи - вэлкам.
Тема для меня совершенно живая, - меня, как и многих из вас, просто не существовало бы, - поэтому записи могут носить несколько эмоциональный характер. Мат не запрещен, но только когда он уместен.

(no subject)

"Наша родина - Всемирная Коммунистическая Советская Республика. На пути к ней мы перешагнем через твой смердящий труп. Мы, трансильванцы, жаждем твоей поганой крови, мы прервем твою гнусную жизнь такой ужасной казнью, на которую никто не способен кроме нас.
Знай: те, кому ты платил деньги за то, чтобы проводить среди нас агитацию, умерли проклиная твое имя"
-
из ответа трансильванских бойцов венгерских украинских интернациональных отрядов на обещание Петлюры "амнистии" и беспрепятственного проезда на территорию новой родины - Румынии.

Оригинал хранился в Музее Революции, в Венгерском фонде 29149/30. По какому адресу сейчас - не знаю.
Совсем не было юмора у людей, не то что у запорожцев. Интересно, культурный бэкграунд Симон Василича позволял заценить всю крутость этих строк?

Анекдот от Оки Ивановича Городовикова.



23 октября 1919 года, за день до бегства из Воронежа, генерал Шкуро бросил против Конармии свои последние резервы. Против дивизии Оки Городовикова вышел полк, мобилизованный Шкуро из бывших и престарелых офицеров, чиновников, купцов, гимназистов и попов. Воевать не пришлось - при виде красных конников полк побросал винтовки и разбежался.
К Оке Ивановичу привели трех тучных попов, которым лета и телосложение мешали быстро бегать. Ока Иванович не ожидал такого "подарка" и стал думать что с попами делать. Те же все время молились и беспрестанно крестились. Видя, что перед ним люди очень выносливые, терпиливые и смиренные, калмык и "нехристь" Городовиков определил их в обоз погонщиками волов.
Попы очень быстро освоили "науку" и стали возить на волах сено. Бойцы-обозники добродушно подкалывали их, незатейливо каждый день спрашивая: "а Бог есть?". Батюшки сначала терпеливо и пространно объясняли, потом ругались и плевались на бойцов, и, наконец, один из попов не выдержал и крикнул, что не знает.
Когда Ока Иванович как-то поинтересовался житьем-бытьем попов в обозе, то ему доложили, что один из попов "растряс на волах весь свой опиум".

Не особо грамотный в то время Ока Иванович, к слову, не сразу уловил смысл доклада, но комиссар разъяснил ему известную цитату.

Здоровый дипломатический юмор.

Государственные границы советских и финских вод в Финском заливе по Юрьевскому мирному договору. Наша -
простым пунктиром, что отдали финнам - жирным незакрашенным.


Схема из "Известий" за 6 октября 1922 года, номер 225, статья об октябрьских маневрах Красного Балтфлота.